?

Log in

No account? Create an account
Армен Асриян's Journal [entries|friends|calendar]
Армен Асриян

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

[06 Jul 2019|05:01pm]
Лучшее всего пропасть между католическим и протестантским мирами иллюстрирует отношение к эротике в кино. В Германии между "пристойным кино" и порнографией (представляющей собой, скорее, учебные ролики по акробатике) - пустота, черное зияние, никаких промежуточных форм. Культурным провинциям протестантского мира, всяким-разным голландцам и датчанам, порнография без разнообразных перверзий, без зоофилии, копрофагии и прочих изысков, похоже, просто представляется слишком пресной. Вообще для протестантского порно легализация гомосексуализма стала сильным ударом - раньше он там занимал непропорционально много места.

Между тем в итальянском, к примеру, кино с середины 60-ых и до середины 80-ых т.н. "эротическая комедия" составляла едва ли не большую часть кинопроката. Бытовало еще определение "сексуальная комедия", но тут не было полной ясности - одни кинокритики считали его синонимом "эротической комедии", другие же полагали, что к "сексуальной" относится только более радикальная часть "эротической", вплотную приближавшаяся к порнографии, но не переступающая условную границу - ну, по итальянским представлениям не переступающая.

Количество одних только лент на тему "школьник совращает учительницу" было таково, что их даже пытались выделить в отдельный поджанр (к сожалению, не помню его итальянского определения, а русского, разумеется, никогда не существовало). Американцы, в пору максимальной киносвободы, тоже несколько раз пытались потоптаться на школьном поле, но, то что в Италии было рутиной проката, в Штатах каждый раз становилось "событием"... Ну, а сейчас там за это дают реальные тюремные сроки, какое уж тут кино.

Неудивительно, что советский зритель вообще не знал о существовании большей части итальянских звезд - поскольку закупка фильмов с их участием была абсолютно немыслима. Да и тех, кого знал - знал предельно однобоко. Роскошная Урсула Андресс, к примеру, для советского зрителя так навсегда и осталась только "девушкой Бонда", а вся ее дальнейшая кинокарьера как бы и не существовала вовсе. Собственно, советский зритель и узнал-то о существовании огромного мира, располагающемся между порнографией и "высоким искусством", только после пресноватой и довольно однообразной "Эммануэли"... Впрочем, СССР - особый случай, где идеология пыталась заместить собой в том числе и природный темперамент - с закономерным результатом.

Между тем дело тут не в конфессиональных отличиях, хотя, конечно, определенный отпечаток наложила протестантская этика, с ее подсознательной убежденностью в том, что любая радость греховна... Отсюда, собственно, и тяга к перверзиям - поскольку возникло столь же подсознательная убежденность, что все греховное автоматически должно приносить радость... Но гораздо важнее онтологическая пропасть между Севером и Югом.

Меня в юности потрясла поговорка "чтобы жизнь медом не казалась". Короткая идиома содержала в сжатом виде целое мироощущение, казавшееся мне просто немыслимым. Второй раз такой же шок я испытал, услышав абсолютно протестантскую фразу Саввы из "Покровских ворот": "Живут не для радости, а для совести". Для меня радость и совесть всегда располагались на разных координатных осях, такое противопоставление было невозможно. И сама мысль о "совести против радости" вызывает во мне тот же глубинный протест и недоверие, что и вообще весь протестантизм - совесть натужная, построенная на постоянном преодолении собственной природы, насилии над собой - не может быть настоящей, не может не обернуться дефектами психики и тягой к извращениям. Жизнь может и должна становиться преодолением в чрезвычайных обстоятельствах - война, болезнь, кризис, просто какая-то локальная беда… Но превращать это в норму жизни абсолютно противоестественно.

Да и вообще, как и любой южанин, а всегда точно знал, что жизнь не может "казаться медом", потому что она и есть - мед и малина… И, как бы ни баловала судьба (а баловала она меня, прямо скажем, сверх меры даже по самым южным меркам, и, по большей части, совершенно незаслуженно), но определенное недовольство всегда сохранялось. "Не всю малину мира выдали!"

Когда я преподавал в школе историю искусств (параллельно с математикой, естественно), мне регулярно приходилось отвлекаться на собственно историю - качество преподавания "профессиональных историков" меня категорически не устраивало. Рассказывая о возникновении Сицилийского королевства и норманнских княжеств на юге Италии, я говорил о том, что помимо экономического и военного аспекта, тут очень важен и чисто психологический. Звучало это примерно так:

"Дикий викинг впервые видит апельсиновую рощу. До христианства ему далеко, так что никакого образа новогодней елки в его памяти нет. Но тем не менее яркие и невероятно вкусные шары, просто так висящие на дереве, все равно ассоциируются с праздником. Он точно знает, откуда берется сладость. Либо чудом находишь гнездо диких пчел и воруешь мед, искусанный с ног до головы (бортничества викинги практически не знали), либо выковыриваешь морошку из-под снега, раздирая в кровь пальцы о слежавшийся наст. Я, конечно, утрирую, но викинг точно знал, что медом жизнь может только "казаться", но никак не быть. Висящие на ветке апельсины - неоспоримый признак праздника. А праздники - вещь редкая, и так удачно в него попав, надо оставаться до его конца. В душе викинг не может поверить, что, если он приплывет сюда через пять-шесть лет, апельсины будут все так же висеть на ветке. Он понимает, что не в силах отплыть от этого берега, пока праздник не закончится. Обязательно почитайте рассказ Борхеса "История воина и пленницы", там описывается очень важное культурное переживание, объясняющее многие процессы в современном мире. Варвар, впервые увидевший великий город и насмерть влюбившийся в "цивилизацию", отказавшись ради нее от всего, что раньше составляло его жизнь. Так вот - шок, испытанный викингами при виде природы южной Италии, был явлением того же порядка".

Штаты, кстати, до сравнительно недавнего времени, очень наглядно иллюстрировали культурный конфликт Севера и Юга - пуритане Новой Англии, осев в Калифорнии, стремительно начали трансформироваться в совершенно новую общность, почти во всем антагонистическую прежней. (Гражданская война - она совсем про другое, жители южных штатов изначально отличались от северян и социально, и, в значительной мере, даже этнически.) К сожалению, наплыв негров и мексиканцев прервал формирование калифорнийского этноса, и сегодня процесс формирования южного англосаксонского этноса мы можем наблюдать только на примере глубоко провинциальной Австралии. "Крокодил Данди", да.

Россия всегда располагалась между этими полюсами. Граница между северным и южным мироощущением соответствует границе между акустическим и визуальным мировосприятием. Более или менее настоящий Юг начинается с Воронежа и Курска, где природа уже насыщается яркими красками, а настоящий Север - с Вологда, где краски выцветает, а звуки начинают звучат заметно более гулко, протяжно, и разносятся куда дальше, оттягивая на себя ощутимую часть внимания. Киевская Русь была Югом, но культурный и бытовой стержень поздней России формировался на Севере, во Владимиро-Суздальской Руси. Очень многие культурные и исторические процессы в новой и новейшей истории России наполняются совершенно новыми смыслами, если смотреть на них через призму противостояния Севера и Юга...

PS. Мне уже строго заметили, что апельсины были завезены в Европу только в XV веке. Так что каждый читатель может заменить в тексте фрукт на тот, который ему больше по вкусу))
4 comments|post comment

ОПЯТЬ ИЗ СТАРОГО ФБ [26 Jun 2019|10:23pm]
Сокуров так и остался для меня режиссером одного фильма. Я и сегодня считаю «Дни затмения», снятые по Стругацким, «За миллиард лет…», великим фильмом. Но его толком не увидели тогда, а сегодня уже почти и не осталось людей, способных понять, о чем там вообще речь.

Ни до, ни после о советской Средней Азии не было снято ничего точнее. Там – в паре-тройке даже не проходных эпизодов, а просто скольжения камеры, как бы мимоходом, буквально в десяток секунд – уместилась вся бытовая хроника, все необходимые культурные маркеры… Просто требовалось знать контекст и уметь смотреть.

Малянов видит в окне двух парней, явно собирающихся подраться. Выскакивает в окно, бежит к ним, чтобы вмешаться – те оборачиваются (на вид – казах и вайнах, чеченц или ингуш – не разобрать), забывают о своих разнгласиях, дают Малянову по морде и расходятся. Непроизнесенная фраза «У нас свои разборки, не лезь, русский…» висит в воздухе…

Конкурс домбристов. Камера скользит по благостным широким лицам конкурсантов и членов жюри (до сих пор убежден, что все лица в кадре – казахские, хоть действие и происходит якобы в Туркмении) и так же, не останавливаясь, проходит по единственной в жюри русской женщине – толстой тетке с лицом буфетчицы или бухгалтерши и химическими кудряшками на голове, что-то увлеченно записывающей по ходу прослушивания… Вряд ли инструктор райкома-горкома, надзирающий за идеологической составляющей конкурса – тут с куда большей вероятностью прислали бы местного. Скорее всего – офицерская жена (дело ведь происходит не просто в азиатском захолустье, а военном захолустье), подрабатывающая от скуки в местной школе, приглашенная в жюри «по части культурки» – образованных людей в глуши не хватает – и взявшаяся судить национальный конкурс с привычной добросовестностью и непоколебимой уверенностью в собственной способности с лету разобраться в любой культуре и в любой проблеме вообще. «Мы диалектику учили не по Гегелю…»

И еще несколько таких же мимолетных проходов камеры, вообще не фиксирующихся большинством зрителей… Но если бы фильм этим и исчерпывался – получилась бы региональная этнографическая лента, не более того. Фильм велик тем, что главным его героем стал, того не понимая, сам Сокуров, а главной темой фильма – его абсолютное непонимание книги, которую он взялся экранизировать.

Вечеровский, несмотря на наличие реального прототипа, фигура для «средних» Стругацких не просто традиционная, а одна из базовых. Герой, воплощающий в себе абсолютную неукротимость духа познания, обозначал один из полюсов их мира. Противоположный же полюс – «этический». Стругацкие тоже отдали дань распространенной иллюзии шестидесятников – людей вообще дурно образованных – что за наукой «надо присматривать», а то ведь беда с этими учеными, чуть отвлечешься - сразу норовят бонбу смастерить…

Впервые эта пара – ученый и «этик» – появляется в «Далекой Радуге». Главные антагонисты повести – Горбовский и Камилл. Хоть между ними и не происходит никаких дискуссий, и книга, вроде бы, совсем о другом. Но конфликт познания с «этикой» – точнее, с текущим, сиюминутным представлением об этой текучей и изменчивой сущности, еще точнее – с тем, что полагают этической нормой образованные обыватели, необоснованно считающие себя культурной элитой – надолго становится главной темой Стругацких.

Характерно, кстати, что Камилл – не человек. Или не совсем человек. Так же, как «не совсем человеком» будет и Вечеровский, несмотря на вполне человеческую природу. Списанный с двух вполне реальных ученых, он слишком неуютен для Стругацких, они испытывают неловкость (которую, надо полагать, испытывали и перед его прототипами), теряются, смотрят снизу вверх… Им просто необходимо дистанцироваться от него, вынести его за скобки человеческого. Отсюда, скажем, настойчиво педалируемое «марсианское ухание» и другие детальки того же рода.

Заметим – у ранних Стругацких нет ничего похожего. Мир «тахмасибовского цикла», плавно перетекающий в «мир Полдня» – мир уверенности в будущем, и именно потому – мир безудержного сциентизма. Массачусетская машина, впервые появляющаяся в «Стажерах» – пока еще мимолетная страшилка, ночные рассказы о «Черной руке» в спальне пионерлагеря… Но со временем, что называется, «ксендзы охмурили». Потом они подробно опишут этих «ксендзов» – они же «мокрецы». Тоже имеющих вполне реальные прототипы. И эти прототипы были активными творцами ранней «Перестройки» – что было абсолютно естественно. И неизбежно.

Немного забегая вперед – «этик» останется у Стругацких навсегда. Ученый исчезнет – либеральные идеи неотвратимо приводят к воинствующему антисциентизму, что мы вживую наблюдаем уже не первое десятилетие. Если наука противоречит идеологии политкорректности – тем хуже для науки. Совсем скоро материализуются все кошмары, приписываемые католической инквизиции протестантской клеветой. И на этот раз все будет в реальности а не в пропагандистских книжках и школьных учебниках… Но это уже другой разговор.

И уже в «Граде обреченном» «этику» Кацману будут противостоять не ученые, а «деятели». Энергичные, достаточно бескорыстные, но бессистемные, шарахающиеся из стороны в сторону… На фоне таких оппонентов превосходство Кацмана очевидно и неоспоримо. Нет, ученый появится на первых страницах. Но Дональд очень быстро покончит с собой. «Скрипач не нужен». Авторы не знают, что с ним делать. Ученый стал лишним в их мире. Так же как немного раньше лишним стал солдат. Самоубийство Снегового – реинкарнации тахмасибовского Быкова – именно об этом. Стругацким уже не нужен солдат, они не знают, что с ним делать. Либерализирующееся мировоззрение поочередно отторгает чуждые сущности. «Кривые, глухие окольные тропы…»

Но в «Миллиарде лет…» еще сохраняется неустойчивое равновесие. И пока еще есть Вечеровский, и его готовность стоять до конца – единственная надежда человечества.

И физики 70-80-ых, составляющие значительную часть аудитории Стругацких, сверяли себя именно с Вечеровским. Все остальные персонажи, включая формального ГГ Малянова, были забавны, талантливо написаны, но оставались абсолютно второстепенными. Оживляли фон.

Но тут приходит Сокуров. Режиссер. Т.е. дикарь. Как в старом питерском анекдоте про Цоя: «Приехал чукча в Питер, послушал «Аквариум», ничего не понял, но решил, что соберет такую же группу». И начинает «экранизировать». Разумеется, от книги не остается ничего, кроме нескольких имен. И самое главное – как Сокуров расправляется с абсолютно чужим и непонятным ему Вечеровским. Он превращает его в крымского татарина))

Сокуров знает, что фанатизм в мире существует. Он не понимает исключительно научного фанатизма, он вырос в угасающем мире, где прежний дух познания еще теплился только в профессиональной среде. Человек, далекий от среды физиков и математиков, никак не мог взять в толк, о чем речь. Он был обречен оставаться папуасом.

А крымский татарин – это просто и понятно. Человек, обиженный властью. Фанатик от природы. И куда именно он направит свой фанатизм – дело случая. Но фанатизм уже просто его личностное свойство, и он остается «понятным» Сокурову, к чему бы ни был приложен…

Именно тогда я впервые ощутил наступление эпохи воинствующего антисциентизма. Эволюция Стругацких была еще далека от финала, ничего такого в них мы прочесть еще не умели. Сами мы варились преимущественно в собственном соку, и мало представляли, насколько далеко от нас отошла «прогрессивная интеллигенция». Сокуров был первым, независимо от собственных намерений сумевшим продемонстрировать всю пропасть непонимания – и неизбежность грядущих Темных веков. Это и сделало фильм великим.
6 comments|post comment

[20 Jun 2019|12:18pm]
Собственно говоря, все это известно уже более полувека - с момента первой публикации "Открытия спирали молчания" Элизабет Ноэль-Нойман. Просто, во-первых, большинство людей не способно видеть даже самые очевидные следствия из уже, казалось бы, осознанной концепции, пока им не произнесут каждое из этих следствий по складам, да еще и сопроводят иллюстрацией с разноцветными кубиками, как для дебилов. Во-вторых, если фундаментальное открытие делает человек, уже ославленный, как Ноэль-Нойман, антисемитом - то, хоть полностью замолчать это открытие невозможно, но резонанс сводится до минимума, чтобы через несколько лет, а то и десятилетий, можно было повторить результат в несколько измененных формулировках - и уже без упоминания имени первооткрывателя.

Собственно говоря, Ноэль-Нойман забила второй и последний гвоздь в крышку гроба самой концепции современной демократии. Первый гвоздь забил еще Карл Шмитт, неопровержимо доказавший, во-первых, неискоренимую внутреннюю противоречивость самой концепции, а во-вторых - как одно из частных следствий из первого вывода - неизбежную потерю значительной части суверенитета при переходе к демократической модели.

Ноэль-Нойман же, по сути, доказала, что современная демократия представляет собой просто переходную форму правления, неизбежно приводящую к последовательному захвату власти все более нетерпимыми меньшинствами. Прямо этот постулат не декларировался - он просто автоматически следовал из основных выводов. Сегодня этот процесс уже в самом разгаре, так что о нем уже позволено рассуждать открыто - режиссеры полагают, что ничего изменить уже невозможно.

Ну и, наверное, отдельно стоит упомянуть, что параллельно происходит наглядный крах другой концепции, тесно связанной с демократической - концепции меритократии. Это с самого начала было откровенным вокзальным шулерством - декларация принципиального верховенства уровня (или качества) частной, пусть и достаточно важной, но абсолютно инструментальной способности. С тем же успехом можно было утверждать, что право на власть должно принадлежать самым квалифицированным водопроводчикам - и именно они, в силу своей квалификации, способны распорядиться ею наиболее эффективно. Впрочем, лохи, которые повелись на дешевую обманку "меритократии", тем самым автоматически исключили себя из принадлежности к этому самому "мерито..."

Сегодня уже до самых тупых медленно, но неуклонно доходит: власть - это воля. Неуклонная воля, которая может быть, а может и не быть - как мы наглядно видим сегодня - сопровождаться инструментальными навыками и способностями - интеллектом, образованием, физической силой, etc. А лохи, пошедшие за морковкой "меритократии", остались тем, кем были и будут всегда - интеллектуальной обслугой людей длинной воли.

https://ru.ihodl.com/opinion/2016-08-16/kak-rabotaet-diktatura-menshinstva/?fbclid=IwAR1kMfXUW9lKe0s2BqZLh24LtzCLLUbqN2cCG0Aghwc5ySaBVL4k4KSEnyU
2 comments|post comment

[25 May 2019|03:01am]
В самых разных беседах регулярно встречается невероятно смешная фраза: "Я, вообще-то, либерал, но не как эти, бешеные - я либерал в старом, классическом смысле". Тут происходит вот какая подмена.

Пиком человеческой свободы - интеллектуальной, духовной, идеологической, религиозной, сексуальной - был очень короткий промежуток времени: с 20-ых по 80-ые годы ХХ века. Да и географически эта максимальная свобода была ограничена на очень ограниченном пятачке - в одной только Западной Европе. Потому что там и тогда были доступны (хоть и в более ограниченном формате) даже те формы свободы, которые были куда шире представлены в СССР - т.е. свободы, связанные с идеалистическим служением большим общностям - народу, стране, человечеству.

Да, в Союзе было легче, допустим, заниматься фундаментальной наукой, не особо заботясь о бытовых нуждах - тот, довольно спартанский минимум, который, собственно, и необходим человеку, действительно преданному науке, удовлетворялся автоматически, не требуя никаких усилий. Но и в Западной Европе с этим обстояло более-менее пристойно - для чуть более узкого круга допущенных и не совсем автоматически, но все же ценой минимальных телодвижений. При этом очень многих других свобод жители Союза (как и жители США и всего остального мира) были лишены.

Европеец этой счастливой эпохи в среднем (за исключением коротких промежутков в том или ином регионе) мог исповедовать любую идеологию, вплоть до самых радикальных - сталинизма, троцкизма, маоизма, неонацизма. Если он не совершал терактов, не убивал людей - его идеологическая принадлежность могла помешать ему разве что при поступлении на госслужбу в самом узком смысле слова - т.е. стать чиновником или военным. Учить, лечить, стоить, заниматься наукой, бизнесом или общественной деятельностью ему никто не мог запретить.

Точно так же, впервые в истории человек был свободен исповедовать любую религию - равно, как был освобожден от навязываемых религиозных запретов. Жить по заветам своей конфессии или предаваться самому разнузданному гедонизму - было исключительно делом личного выбора.

Всего-то требовалось - соблюдать внешнюю пристойность, т.е. уважать чувства и вкус окружающих. Не маршировать по улицам голышом в разноцветных перьях, а в кого и в какое именно отверстие ты втыкаешь свой член у себя дома - касается исключительно тебя и твоего партнера.

А уж попытка ошельмовать человека - особенно человека искусства - по причине того, что кому-то не нравится, что, как и с кем он делает в постели, почти всегда вычеркивала шельмующих из числа приличных людей.

Человек был свободен предпринимать самые дерзкие начинания в любой области - в бизнесе, в политике, в науке - опираясь исключительно на силы и средства свои и своих друзей. Компания из восьми авнтюристов могла приплыть на моторной лодке в чужую страну с целью совершить государственный переворот безо всякой опоры на внешние разведки - и практически добиться успеха, проиграв в последний момент исключительно из-за собственного распиздяйства... Можно было с друзьями затеять дело, которое за пару десятков лет могло превратиться в огромную корпорацию - действительно самим, без мутных историй вроде Сороса и Гейтса - "а потом вдруг случился непонятный фазовый переход - и герой внезапно стал распоряжаться миллиардами". "Из чистильщиков в миллионеры" - действительно случалось, и случалось часто, почти сплошь и рядом...

Два друга могли просто взять и объехать планету на машине, всего-то надо было убедить руководство автозавода выдать им новенькую "татру" - и больше никаких рекламных бюджетов и договоров с корпорациями... И в самых гиблых уголках Африки и Латинской Америки их никто не убивал и не похищал - люди ведь действительно просто путешествуют, а не занимаются разведкой или бизнесом.

Человек был свободен даже погибнуть за идею - не превращаясь при этом в изгоя, маргинала, а то и террориста... Да, таких людей там было на два-три порядка меньше, чем у нас - но они там были.

Единственная, пожалуй, возможность, которой не существовало в Европе - это возможность заниматься простым заводским или крестьянским трудом, ощущая при этом, что ты работаешь не просто ради прокорма семьи, а на благо человечества... Как бы ни глумились сегодняшние советофобы, но в СССР таких людей - рабочих и колхозников, идеалистов самой высокой пробы - было очень много... Но европейский рабочий или крестьянин, взамен гордости, которую испытывал его советский коллега, мог опираться на непорушенные бытовые и религиозные традиции. Французский фермер не мог думать, что его труд служит человечеству - но он мог верить, что продолжает традиции старой крестьянской семьи, он служит своей земле, как служили его дед и прадед, наконец, он, верный католик, честно выполняет божьи заповеди... В общем, так на так и выходило.

Разве что образования и вкуса было неизмеримо больше. Особенно вкуса. И проявлялось это в каждой детали. Когда Ален Бомбар переплывал Атлантику, никому бы в голову не пришло спрашивать, как сегодня о Конюхове: "А на хуя?" Потому что это была не бесцельное шатание по океану, а демонстрация и пропаганда возможностей выживания при кораблекрушении...

Не скажу, что это было величайшее время человечества - но это, несомненно, было было самое счастливое время для огромной массы людей - нескольких сотен миллионов. Лучше всего дух этих десятилетий передает, пожалуй, старый французский фильм "Искатели приключений" - с Лино Вентурой, Аленом Делоном и Сержем Реджани.

Мы сегодня живем в мире не просто несвободном. Мы живем в мире агрессивно наступающей несвободы. И с ростом несвободы растет градус зла - от бытового до государственного. Если на фоне Европы ХХ века даже хваленая античность выглядит чудовищно несвободной, то сегодняшнее состояние мира сравнимо даже не самими архаичными восточными деспотиями, а с откровенно сатанинскими обществами доколониальной Мезоамерики. Потому что только там культивировалось такое же подавление естественных человеческих потребностей и навязывалось столь же противоестественное уродство.

И каждый шаг в сторону этой несвободы, каждое новое проявление навязываемого уродства шло не просто под знаменами либерализма - каждый следующий шаг с железной последовательностью следовал из заветов того самого, "старого, классического либерализма". Человек, утверждающий, что он "не из этих", он - "классический либерал" - либо лжет, либо просто очень неумен. Потому что "эти" - они и есть прямые наследники "классического либерализма". Просто они додумали либеральную мысль до логического конца.

Мы живем в самой свободной европейской стране. Мы тоже очень далеки от той полноты свободы - но здесь, хотя бы, сохранились ее следы. Нас еще не продали в рабство сектантам, извращенцам и сумасшедшим политическим активистам - здесь они пока еще только добиваются права на порабощение. На нашей шее сидят "всего лишь" временщики и компрадоры, а не безумные изуверы. Наших детей еще не принуждают в школах оказаться от своей человеческой природы - пока "просто" пытаются протащить в школьные программы первые сомнения в том, что является нормой. Здесь христианство еще не загнано в катакомбы - здесь гонения только начинаются. Мы еще ничего не избежали - мы просто пока тормозим.

В сегодняшнем мире последний защитник человеческих прав и свобод (т.е. прав и свобод большинства, прав и свобод нормальных людей, а не сектантов и извращенцев, чья "свобода" сводится исключительно к закабалению этого самого большинства) называется консерватором. И ему, что характерно, не приходится выдумывать стыдливых отговорок. Он просто консерватор. Без уверток.
7 comments|post comment

[13 May 2019|06:08pm]
ИЗ ПРОШЛОГОДНЕГО ФБ

На политических картах второй половины XX века было много разных интересных обозначений, кроме собственно государственных границ. Демаркационные линии, линии разграничения, "территории, оккупированные тем-то и тем-то"... Карта отражала реальность, разве что каждая сторона буковками пыталась истолковать эту реальность в русле своей идеологии. Разумеется, можно было обсуждать, какое основание именоваться "государствами" имеют те или иные африканские или островные территории, но, хотя бы в первом приближении, картина соответствовала действительности.

То ли дело сейчас. Реальность карты соответствует исключительно некоей нормативной картине, неизвестно, в чьей голове существующей. Она отображает мир, "каким он должен быть", по мнению неведомого законодателя. Т.н. "объективная реальность" топографов нимало не интересует - подозреваю, что они в ее существование вообще не верят. Да и то сказать - что там какие-то границы, если само представление о человеческой природе приобрело абсолютно конвенциональный характер. Впрочем, Киплинг описал все это больше века назад: "Как голосованием признали Землю плоской".

Когда-то, много лет назад, мы с Константином Крыловым собирались описать в фантастическом романе именно такой, чисто семантический мир, полностью игнорирующий физическую реальность в угоду конвенциональным нормативам. Причем нормативам конкурирующим и конфликтующим - языки описания мира сами превращались в орудия противоборства государств, корпораций и иных политических субъектов. Но как-то закрутились, отложили - так руки и не дошли… А теперь уже и поздно - этот мир наступил, какая уж тут фантастика. Разве что у нас речь шла о мире, в котором все процессы уже достигли логического завершения - а сегодня мы наблюдаем их пока еще в развитии… Но с каждым днем эта разница сокращается, и довольно скоро полностью сойдет на нет.
1 comment|post comment

[02 May 2019|05:23pm]
2 мая.
Двухлетней давности запись в ФБ.

Киевский Трибунал не будет международным. Потому что международный трибунал должен опираться на международное право, которого больше не существует. Это будет военный трибунал, опирающийся только на право победителя. Этот элемент присутствовал всегда – иначе в Нюрнберге нацисты были бы главными обвиняемыми только по пункту «преступления против мира и человечества», а вот по пункту «военные преступления» Англия была бы, как минимум, вторым обвиняемым… А может, и главным. Но от Нюрнберга до Гааги менялось процентное соотношение – составляющая международного права убывала, права победителя – прибывала. С Дома профсоюзов же начался отсчет Темных Веков. Агония международного права началась еще в 90-ых, с расчленения Югославии. 2 мая 2014 агония закончилась, наступила его окончательная смерть.

Право возникает не тогда, когда есть хотя бы несколько игроков сопоставимой силы. Оно может возникнуть и тогда, когда есть один сильнейший, но он достаточно разумен, чтобы понимать - нельзя быть сильным всегда и везде. Тебя могут застать пьяным, спящим, трахающимся, просто сидящим на толчке… Безопасность, хотя бы относительная, может быть только коллективной – нужно договариваться, вводить нормы и запреты, а главное – ИХ СОБЛЮДАТЬ. К сожалению, в какой-то момент сильнейшим оказалось государство-подросток, упоенное своей силой и кажущейся властью над взрослыми и возомнившее себя неуязвимым. Ну, трудно ожидать чего-то другого от людей, чье коллективное бессознательное детскими комиксами, пожалуй, исчерпывается… Начался новый мир.

Никто не захотел услышать первых звоночков – когда сомалийские дикари волочили по улицам привязанные к автомобилям трупы американских морпехов, и оказалось, что в одиночку с ними невозможно сделать ничего вообще. Но Дом Профсоюзов зафиксировал другую, куда более важную перемену. Все предшествующие преступления подразумевали какие-то оговорки, какую-то маскировку, какую-то стыдливость. Чтобы бомбить сербов, пришлось сначала проводить могучую клеветническую кампанию о «геноциде мусульман». Варварское убийство Каддафи маскировалось под «африканские дикие нравы», и сами исполнители, европейские спецназовцы, старательно изображали «диких арабов».

Дом профоюзов был первым случаем, открыто продемонстрировавшим: в центре Европе можно массово убивать белых людей без какой-либо дезинформации, без каких-либо самых смехотворных обвинений – и НИКОМУ ЗА ЭТО НИЧЕГО НЕ БУДЕТ. Принцип «сукин сын, но наш сукин сын» впервые был продемонстрирован предельно откровенно.

Уже три года мы живем в мире, в котором нельзя проигрывать. В мире, в котором нет никаких вообще запретов и ограничений. Власть победителей над побежденными так же абсолютна, какой она была разве что в эпоху Великого переселения народов – уже к VII-VIII векам церковь начинает вводить первые ограничения на правила ведения войны. Мы снова живем в мире дикарском, где надо побеждать любой ценой и любыми средствами, иначе – горе побежденным.

Чем все закончится, давно описал Брэдбери в одном из рассказов (редкий случай – не помню названия). Американская супружеская пара застряла где-то в Латинской Америке. В тексте не содержится никакой конкретики, но понятно – со Штатами случилось что-то очень нехорошее. С ними можно больше не считаться. И супруги гонят машину на север со всей возможной скоростью – взгляды местных ясно показывают, что задерживаться нигде не стоит. Машина, естественно, в какой-то момент выходит из строя. Беглецы вынужденно заходят в придорожный кабачок, надеясь договориться о ремонте. Договориться не удается, а у дверей начинают собираться местные. Кабатчик предлагает единственный выход – они остаются здесь в качестве его прислуги. Он берется убедить земляков не убивать гринго, ограничиться наблюдением их ежедневных унижений. Но англосаксы слишком хорошо понимают, что значит быть людьми второго сорта – именно они и учили этому окружающих на протяжении веков. И они выходят из кабака навстречу местным…

Брэдбери застал время, когда англосакс еще умел выходить навстречу. Выходить сам, без оглядки на то, есть за спиной могучая военная машина, или нет. Еще сохранял остатки «духа белого человека». Сегодняшние американцы в подавляющем большинстве с визгом побегут в прислугу, в рабы, в наложницы и евнухи, лишь бы выжить… Спасет ли их эта готовность, время покажет. Чем позже рухнет сегодняшний миропорядок – тем тяжелее придется всему миру. И на ком же еще мир будет срывать злобу за эти тяготы? Права ведь больше не существует.
8 comments|post comment

[25 Apr 2019|03:38pm]
Если бы в кино увидел - сказал бы, что режиссер мудак, ложная многозначительность и все такое. Но наблюдал живьем.

Едет по степи автобус. Подходит мужик к водителю: "Здесь останови, пожалуйста". Вокруг - ничего, только голая степь и шоссе. Водитель тормозит, мужик слезает и уходит от дороги к горизонту.
19 comments|post comment

[25 Apr 2019|03:38pm]
Думаю, анекдот про воздухоплавателей и математика знают все, и пересказывать его незачем. Так вот - сегодня я в нем побывал, в роли воздухоплавателя. Не берусь обобщать про калмыков вообще, но, как минимум, в одном элистинском таксисте умер великий математик.

Еду по городу. Слышу пр радио песенку. "Он по жизни два костюма износил, И по свадьбам три баяна потерял..." Ну, не то, чтобы сильно понравилась, но как-то зацепила. К Шуфутинскому всегда был, как минимум, равнодушен, так что "Дядю Пашу" (это я уже потом погуглил) никогда раньше не слышал.

Спрашиваю - "Кто это?" Таксист долго думает, потом застенчиво улыбается и отвечает: "Это радио".
3 comments|post comment

[11 Apr 2019|04:09pm]
Тут, говорят, день рождения Ахмадулиной. Не могу по этому поводу не вспомнить любимую литературную байку. Чрезвычайно драматургическую.

Евтушенко ранним утром звонит в дверь. Открывает Ахмадулина с тяжкого бодуна. Евтух (срывающимся голосом): "Белла! В Чили переворот! Альенде убили!" Ахмадулина (не очень разборчиво): "Чили-дрочили... Как же вы все меня заебали!" Захлопывает дверь.
Занавес.
1 comment|post comment

[10 Apr 2019|07:07pm]
О чем и говорилось неоднократно - в абсолютную нищету и бесправие (а человек, лишенный собственности и приватности, уже абсолютно бесправен) люди должны идти добровольно и с радостью, потому что "прогресс". И конечно, же, обязательный "искусственный алгоритм", который "лучше меня знает, что мне понравится".

Насчет того, что именно будет "оказываться под рукой через пару минут" - сомневаться можно и нужно. А вот насчет того, чего именно не будет - сомневаться не надо, вот это, как раз, святая правда. Ну, и питаться житель этого светлого будущего будет, разумеется, какой-нибудь очень прогрессивной белковой пастой из сои и саранчи... А то ишь - "иногда мне хочется самой что-то приготовить"! Ничего, "искусственный алгоритм" быстро объяснит, что совсем не хочется. Никогда не хотелось.

При этом, конечно, пожиратель белковой пасты будет искренне беспокоиться о душевном здоровье тех, кто решил, что "это уже слишком". Правда, недолго. "Искусственный алгоритм" быстро придумает, что надо сделать с недостаточно прогрессивными, чтобы они раз и навсегда прекратили огорчать достаточно прогрессивных.

Ах, да - новые модели айфонов, разумеется, будут раздаваться даром не реже, чем раз в год. Какая вам еще, к ебеням, свобода?

PS. Особенно меня во всей этой конструкции радует "искусственный алгоритм". Даже отвлекаясь от предельно невежественной конструкции. Это надо быть датским министром детсадовского возраста и интеллектуального уровня, чтобы не понимать: он будет таким же "искусственным", как и "рука рынка" - "невидимой". Ну, велено считать ее невидимой. Хоть ее не только все всегда видят, но многие даже точно знают фамилию-имя-отчество того, кому эта рука принадлежит в каждом конкретном случае.

https://bb.lv/statja/lifenews/2019/04/07/ministr-danii-k-2030-mu-godu-u-lyudey-ne-budet-ni-sobstvennosti-ni-privatnosti?fbclid=IwAR3wukpGIVHS4kTQvu9Ii3xeD7bruxTj1gqlAzLU6Eb0IZiQo-Pb7eNGz6o
4 comments|post comment

[10 Apr 2019|11:08am]
День рождения Черномырдина, говорят... Вспоминают покойного златоуста без особой экзальтации. Нормальный, мол, был мужик, не злой, не вредный... Я с ним персонально ни разу не сталкивался. Но однажды столкнулся с его детищем.

В 1995-ом закзали мне какой-то текст для черномырдинского движения "Наш дом - Россия". Сосватавший заказ приятель, сидевший в высоких штабах на адъютантской должности, расписывал златые горы - нигде, мол, и никогда не платили так, как платит НДР! А меня как раз выгнали из "Известий" с ярлыком "русского фашиста", дома сидела беременная жена, и деньги были нужны позарез.

Заказанную бумажку смастерил быстро и качественно - предполагалось, что довольный заказчик осыпет меня дальнейшими заказами... Но гонорар мне выдали совершенно не выдающийся. Ну, не очень маленький - но совершенно средний, ничего общего с обещанными златыми горами. Ни секунды не предвыборный. Но готовность осыпать дальнейшими заказами выразили. И размер оплаты сразу сообщили. Все такой же, средненький.

Позвонил приятелю, посетовал, что губу уже раскатал, а оказалось - обычная лямка за рядовые деньги... Но поблагодарил - мне и такое вполне годилось. Приятель очень удивился и пообещал навести справки. Договорились встретиться вечером в кабаке.

Вечером приятель был тих и задумчив. Справки он навел, и сейчас - насколько я его знал - отчаянно тосковал, что сидит на должности, не предполагающей участия в процессе передачи денег вниз по инстанциям...

Воровали на каждом этаже с самого августа 91-го и по сей день. Нормальным считалось - в разные годы - если непосредственному исполнителю доставалось от 25 до 40% изначально отведенной суммы. Но функционеры НДР установили абсолютный рекорд на все времена. Приятелю удалось узнать, сколько было отведено на заказанную мне серию статей. Как выяснилось, мне предложили только 0,7%.

Вот тут я Черномырдина зауважал глубоко и навсегда. И потому, что платить в 150 раз выше средней ставки - это был беспрецедентный купеческий размах. Но главное - потому, что создать структуру, способную украсть больше 99%, было не под силу никакому гайдару. Только Виктор Степанович, только хардкор.

А от заказа отказался. Подвернулась вакансия в третьесортной газете, в деньгах даже немного проиграл, но тем не менее.
5 comments|post comment

ЕЩЕ ИЗ ПРОШЛОГОДНЕГО ФБ [08 Apr 2019|09:46pm]
"Для карьеры брак - вещь необходимая: все понимают, что ты не пидор..."
Мартин Скорсезе, "Отступники", 2006.
Как стремительно изменился мир.

Мы, наблюдая со стороны, не замечали принципиальных изменений просто потому, что новости с той стороны примерно четверть века назад начали казаться новостями не с враждебной территории, а просто из сумасшедшего дома. И в каждый момент казалось, что градус безумия достиг предельных значений, дальше уже быть не может. И только следующая новость доказывала, что дело всего лишь в ограниченности воображения здоровых людей - может, и еще как! Но ощущение, что там настали последние времена, не покидало нас все эти четверть века, и когда произошел принципиальный переход, наша реакция не изменилась.

Между тем иллюстрация ведь ужасающая в своей наглядности - понадобилось меньше двенадцати лет, чтобы окончательно загнать нормальных людей под шконку. Только-только вырастили первое поколение, согласившихся с мыслью, что "пидоры такие же люди, как мы" - и немедленно превратили их в людей второго сорта. Терпения не хватило хотя бы растянуть процесс на пару десятилетий…

Это нетерпение дефективных ущемить нормальных людей в правах как можно быстрее - очень важный симптом. Дело в том, что понятие "равенство" глубоко аристократично по самой своей природе, и подавляющему большинству людей недоступно в принципе. Нормальное общение обычных людей всегда многоуровнево, а в т.н. "демократическом обществе" на одном из подсознательных уровней оно состоит из бесконечной цепочки ранговых микроконфликтов (как бег состоит из серии микропадений), в которых и определяются границы их взаимодействия. Они практически никогда не расположены ровно посередине, всегда смещены в ту или другую сторону, т.е. люди всегда более или менее "неравны". Но границы эти динамичны, и при любых изменениях - социальных, финансовых. медицинских - немедленно пересматриваются. "Акела промахнулся". Примерно так же собаки время от времени испытывают хозяина на прочность - он все еще вожак, или уже можно побороться за лидерство? Просто собаки, в зависимости от породы, учиняют такие проверки от одного раза в год-полтора до трех-четырех в год. Люди же, которые по определению хуже собак, устраивают друг другу такие проверки от нескольких раз в час до одного раза в несколько дней - в зависимости от темперамента и глубины одолевающих неврозов.

Империя с ее музыкальной сопряженностью множественных иерархий - сословных, этнических, конфессиональных, образовательных, служебных, возрастных, etc. - практически исключала унизительные животные формы социализации. В сетке координат, насчитывающей около дюжины осей, два разных человека практически не имели шанса оказаться в одной и той же точке, чтобы выяснять отношения таким дикарским способом. Но отмена большей части иерархий низвела социальные отношения к уровню собачьей стаи - за исключением служебных ситуаций, всегда и везде сводящихся, в конечном итоге, к простому "ты начальник - я дурак"... Но служебные отношения занимают сравнительно небольшой сегмент нашего социального бытия. Причем практически никто не замечает этих бесконечных наскоков и огрызаний - все происходит на уровне инстинктов, сами люди при этом убеждены, что ведут интеллектуальную и абсолютно доброжелательную беседу.Collapse )
14 comments|post comment

[07 Apr 2019|09:10am]
Из ФБ двухлетней давности.

Нельзя управлять Россией, не предлагая народу фолк-версии геополитической стратегии (предполагаем по умолчанию, что "взрослая версия" где-то в кремлевских сейфах наличествует - что тоже далеко не факт). Всякий мало-мальски грамотный человек должен знать ключевые слова, обозначающие далекую, но неизменную цель. Будь то "Царьград и проливы", будь то "мировая революция" или "на Марсе будут яблони цвести". И любые извивы текущей политики должны иметь возможность быть истолкованными, как шаг на пути к цели. Это несколько сужает коридор возможных политических решений, но сохраняет неизмеримо ценнейшую способность – мобилизационный потенциал.

Мобилизационная по своей природе страна всегда пребывала в состоянии предмобилизационной готовности, именно ее и почитая состоянием полного покоя и расслабленности. Сама структура русской культуры – а Россия всегда была почти исключительно военно-литературной державой – полностью заточена под эту особенность.

На реальную политику свойства страны и народа влияют не так уж принципиально. Но накладывают гигантские ограничения на политическую риторику. Хрущев убил советский проект даже не антисталинской кампанией, а обещанием, что «нынешнее поколение будет жить при коммунизме». Россия (в самом широком, уже почти забытом смысле) прощает власти очень многое – но не откровенную ложь.Collapse )
10 comments|post comment

[05 Apr 2019|10:27pm]
Фейсбучная реклама принесла статью про Эдварда Хоппера. На мой дилетантский вкус - художник довольно посредственный. За единственным, конечно, исключением... И все, кто вообще слышал эту фамилию. разумеется, сразу догадались, о каком исключении идет речь.

В былинные давнопрошедшие времена, когда живопись была душевно здорова (т.е. были именно живописью, а не собранием "инсталляций" из говна и палок), среди художников бытовало страшное ругательство: "литературщина". Имелось в виду, что посредственный в техническом отношении художник пытается привлечь внимание публики исключительно сюжетом картины. Примат "что" над "как".

Вообще говоря, подход, конечно, абсолютно верный. И не только по отношению к живописи, но и ко всем производным видам искусства. Я когда-то писал нечто подобное о знаменитом фильме - воздействие на зрителя путем примитивной психологической манипуляции, не имеющей ничего общего с киноискусством - но это отступление может увести слишком далеко, потому мы его совершенно волюнтаристским образом обрубим и даже фильма здесь называть не станем))

Только литературе, как высшей разновидности искусства, невозможно предъявить обвинение в подражательности. Ей все впрок. Когда писатель пытается подражать другому вида искусства (будь то "импрессионистская проза" или еще какая глупость вроде "кинематографического романа" времен Дос Пассоса) - это вызывает исключительно одобрение и интерес окружающих. Другое дело, что, в конечном итоге, в истории литературы все эти эксперименты остаются совершенно необязательными маргиналиями - что, опять же, абсолютно естественно, учитывая незыблемую иерархию. Нельзя безнаказанно подражать низшим.

Но в единственном случае "литературщина" в живописи совершенно оправданна. Это когда художник выполняет функцию, аналогичную высшей функции литературы - зафиксировать неназванное до того человеческое состояние.edward-hopper-011-7 Collapse )
7 comments|post comment

[01 Apr 2019|01:39am]
Продолжаю рыться в лондонских газетах. Теперь пришлось вернуться в наши дни. Опять отвлекся на баннер. Красивая грустная женщина (ну да, я только на женщин отвлекаюсь) оказалась канадской актрисой, новость же сообщала о том, что она получила роль в новом сезоне раскрученного сериала. Ну, махнул рукой, решил, что от десятка потерянных минут работа не сильно пострадает...

Просто взгляд не отпускал - он казался не только печальным, но и вполне осмысленным, чего у англосаксонских актрис не случается, пожалуй, уже лет двадцать... Впрочем, сейчас уже почти ни у каких не случается. Полез в "Кинопоиск", потом, по ссылке, в фейсбук...

Ну да, обычная актерская судьба канадского гастарбайтера средней руки (там же канадцы да австралийцы занимают в кинопроизводстве ту же нишу, что здесь - украинцы): три десятка американских сериалов и десяток канадских короткометражек... Фейсбук... ну, обычный фейсбук обычной актрисы: много фоток... я на кухне, я на улице, я изображаю ковбоя верхом на деревянной лошадке, я полуголая в ванной, я почти совсем голая в спальне, я - радость зоофила (в смысле - собачьим носиком и ушками, никак не привыкну к этой мерзости)... Славы особой не случилось, так что под фотками, несмотря на красоту героини, только десяток-другой лайков.

И, разумеется, много дублирующихся фоток о замечательном вечере, проведенном с другом в самом романтическом для канадских провинциалов месте - в нью-йоркской гостинице с видом на Манхеттен. Поцелуй на фоне сверкающих ночных небоскребов - и рука на отлете, потому что нельзя же просто целоваться, не фиксируя этот процесс для скоропортящейся фейсбучной вечности.

"Боги, боги, как грустна вечерняя земля..."
7 comments|post comment

[01 Apr 2019|01:35am]
Копался по своим делам в британской прессе четырехлетней давности. С моим английским - задача сама по себе очень нетривиальная, так что еще и на баннеры сбоку отвлекаться точно не приходится. Но взгляд зацепился за смазливую мордашку, так что не пару минут все-таки отвлекся - заголовок осмыслить...

Банковский служащий, араб, пытался убить брошенную любовницу - польскую массажистку десятью годами старше... Почему просто бросить не получилось и понадобилось обязательно убивать - вникать уже не стал. Но история, конечно, знаковая.

Обитатели мегаполисов и так живут если не в аду, то рядом с ним, квартиры практически от адских топок отапливают. Но еще и усугублять этот ад, делая мегаполисы, вдобавок, местом столкновения абсолютно несовместимых культур и укладов... Не то, чтобы кому-то сильно полегчало бы, если бы оба героя этой коллизии оказались бы не "местным арабом" и приезжей католичкой (уже абсурд), а обычными англичанами...

Хотя нет, полегчало бы. И у этих двоих было бы чуть больше шансов договориться миром, и британцы в целом были бы... Ну, столь же вредоносными, что и сейчас, спору нет, но, все же, чуть более вменяемыми... Да и всем остальным жить в мире, где здравый смысл еще не окончательно смешан с дерьмом, было бы чуть спокойней...
5 comments|post comment

[30 Mar 2019|02:58pm]
Мне одному показалось, что в первых кадрах рамштайновского клипа явная отсылка в фоменковскому Одину? Вообще говоря, ничего для них сверхъестественного - графику Фоменко они вполне могли и знать.

"Рамштайн", конечно, велик. Даже оставив в стороне все прочее - но выставить Германию негритянкой, да так, чтобы это не смотрелось подмахиванием текущим политическим трендам, а наполнилось глубоким и трагическим смыслом... И режиссера подобрали гениального. Да и всю съемочную группу...

(Полное название: "Один. (Поверхность уровня сложности гладкой функции)")

48381140_10215362504208181_1072642905077710848_n
4 comments|post comment

[29 Mar 2019|07:51pm]
И новость третья. Главная.

Сегодня началась встреча в Вене. Пашинян будет обсуждать с Алиевым судьбу Карабаха. Многомесячные переговоры на уровне министров иностранных дел, неизменно вызывающие энтузиазм азербайджанских властей, вызывали столь же неизменную тревогу у армянской общественности. Но ей приходилось довольствоваться обещаниями "не волнуйтесь, ничего не уступим!". Чему, в таком случае, бурно радовались власти Азербайджана - так и оставалось неясным.

Сумеют ли люди, не то, что не воевавшие - вообще не служившие в армии, прославившиеся, кроме участия в разнообразных клоунадах, неоднократными заявлениями, что совершенная ими "революция" важнее победы в освободительной войне, достойно защитить интересы Армении?

И самое главное - входит ли вообще защита этих интересов в задачи, поставленные перед ними заказчиками и дирижерами "исключительно народной революции"? Узнаем совсем скоро...

Во всяком случае, многочисленные "мирные инициативы" революционеров разных мастей (включая самого премьера, и особенно его неугомонной жены) уже привели к тому, что Армения вступает в переговоры с сильно ослабленной позиции. Особенно на фоне Азербайджана, открыто декларирующего, что главная цель самого его существования - уничтожение Армении, как государства и захват всей ее территории.
8 comments|post comment

[29 Mar 2019|07:49pm]
Новость вторая - трагикомическая.

Премьер, надо полагать, решил поспособствовать оживлению загибающейся банковской сферы. Бизнес абсолютно предсказуемо отреагировал на революционные инициативы с введением «переходного правосудия», позволяющего проводить конфискации без решения суда. Начался резкий отток капитала из Армении. Но, как известно, любая проблема имеет простое понятное неправильное решение. Премьер, как и любой другой неуч, такое решение нашел. Он стал рекламировать потребительские кредиты. И решил сделать это на личном примере.

«…вся техника в нашем доме – стиральная машина, холодильник и т.д., куплена в кредит. Предлагаются очень удобные кредиты. Выплачивая 6000 в месяц, вы покупаете стиральную машину. Зачем платить сразу 300 тысяч, если можно взять в кредит? Если я не ошибаюсь, мы до сих пор не выплатили кредит на стиральную машину, которую купили где-то 4 года назад»
(Для справки – текущий курс примерно соответствует 7,5 драмов за рубль).

Попытка оказалась неудачной. Блогеры сразу вспомнили недавнюю реплику жены премьера, возмущавшейся массовым интересом к расходам на празднование дня рождения дочери премьера: «Всего-то миллион драмов истратили!» И задались вопросом – как же это, найдя миллион на празднование дня рождения, премьер не сумел наскрести денег на досрочное погашение кредита за стиралку?

Но эту мелкую шероховатость быстро заглушил куда более громкий скандал. Как это обычно водится у революционеров, свита подхватывает любое начинание вождя, мгновенно доводя ее до абсурда. Бывший первый вице-премьер, ныне - Председатель Национального Собрания Арарат Мирзоян, услышав про премьерский кредит, немедленно рассказал, как сам на днях пытался купить в кредит телевизор. Но ему, мол, в кредите отказали, поскольку у него обнаружился неоплаченный штраф…

Однако попытка спикера совместить поддержку инициативы вождя с демонстрацией торжества законности, невзирая на лица и должности, провалилась практически сразу. После уточнения жены спикера (жена да убоится мужа своего и подтвердит любую произнесенную им ересь), о том, что телевизора в доме как не было, так и нет, блогеры продемонстрировали фотографию Мирзояна, пылесосящего квартиру, с висящим за его спиной телевизором.

Конкурс глумливых комментариев, вне всякого сомнения, выиграл автор реплики: «Неблагодарный мы все-таки народ, армяне(( Спикер,, честнейший человек, подрабатывает домработницей в чужой квартире, чтобы подкопить на телевизор, а мы над ним еще издеваемся!»

Но даже на этом история не закончилась. Вместо того, чтобы остановить неудавшуюся игру и зафиксировать моральные убытки, революционеры попытались спасти ситуацию. Появилась отфотошопленная фотография, уже без телевизора. На прежнем, мол, снимке телевизор был пририсован клеветниками… Беда в том, что фотошоп оказался небрежным, и между телом спикера и рукой с пылесосом сохранился назатертый фрагмент телевизора…
55932461_824771581192199_1756935747719397376_n
55460125_2122108597874784_2936525112289001472_n
post comment

[29 Mar 2019|07:46pm]
Ах, да - текущая сводка из Армении...
Значимых новостей три. О каждой - отдельно.

Первая - политически знаковая. Премьер сообщил, что "ректорам, запиравшим двери и не пускавшим революционных студентов на площадь, не место в Армении. Это политическое решение, и неделей раньше или неделей позже - но им придется покинуть свои кресла". Адресатом филиппики является ректор университета Арам Симонян.

Новость является знаковой не потому, что премьер не понимает, для чего вообще существуют студенты - странно было бы, если бы человек, собравший правительство невежд и создающий "министерство высоких технологий" в стране с разрушенной промышленностью и напрочь уничтоженной научной базой, понимал бы, что студенты должны учиться, а не митинговать на площади.

Тут, как раз, все закономерно. Вспомним: новое правительство уже декларировало, что "освоение космического пространства, в том числе Луны и других небесных тел, является важнейшим приоритетом государственных интересов Армении". Это совершенно в русле революционных инициатив. Киевская власть, вон, тоже еще в 14-ом году объявляло о создании лунной военной базы...

Нет, новость о "ректорах. которым не место в Армении", значима потому, что лишний раз демонстрирует отношение революционной власти к демократическим процедурам. Я, конечно, тоже демократию не люблю - ну, так я "демократических революций" и не возглавляю... Ректор - должность выборная, и право выбора ректоров - одна из старейших университетских вольностей... Но Пашиняну на это глубоко насрать - он ужи принял "политическое решение".

2 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]