Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

asriyan

(no subject)

Ну, с наступающим всех, что ли...
Не знаю, в какой момент начну водку жрать, так что лучше отписаться пораньше, а то вдруг потом руки не дойдут. В пожеланиях буду предельно скромен. Не болейте. Ну... и смертей бы поменьше, да... Водку жрите аккуратно. И не только в праздники. Не сильно усердствуйте в поисках приключений, даже если возраст и здоровье позволяют. Интересные времена возвращаются, приключения сами вас найдут.
asriyan

ПРО БОРЬБУ С АЛКОГОЛЕМ

Однокурсник своим мемуаром в ФБ о пьянстве тех времен разбудил другое воспоминание о поздних 80-ых.
Времена недоброй памяти горбачевской «борьбы с алкоголизмом». С которого часу там продажа спиртного заканчивалась – уже не вспомню. Но, так или иначе, когда вечером возникало дежурное озарение: «А водки-то опять не хватило!» – никто вам эту водку уже продавал. В таких случаях следовало выйти на улицу и уныло тормозить проезжающие такси, с дежурным вопросом в водителю: «Водка есть?» Рано или поздно (далеко не все таксисты последовали примеру американских бутлегеров) бутылка-другая вам бы обломилась. Ни о какой «паленой водке» в те времена, к счастью, и речи быть не могло.
Но, поскольку общежитие Литературного института располагалась в трех минутах неспешного щага от немаленького таксопарка, мы направлялись прямо туда – и быстро получали искомое у истока водочного ручейка, в отличие от живущих в не столь благодатных краях москвичей, вынужденных иногда по часу-полтора голосовать на обочине в эстуарии животворного потока.
Ну вот, в один не особо прекрасный вечер направляемся мы с двумя однокурсниками привычной тропой в таксопарк... Не особо прекрасным вечер оказался по причине насквозь прозаической – в таксопарке происходила какая-то проверка, шмонали, судя по всему, сверху донизу – водки, соответственно, не было…
Толпа страждущих у ворот таксопарка медленно густела. Люди понимали, что возвращаться на улицу бессмысленно – машины из других парков в чужие охотничьи угодья только пассажиров завозят – торгуют исключительно на своей территории. Дикие же бомбилы были в те времена существами робкими и о сопутствующих заработках задумываться не смели. Оставалось только ждать, пока инспектирующие свалят с территории и таксеры вскроют тайники с водкой.
Через полчаса ожидания в толпе возник юркий человечек. «Водку? Пойдем, проведу, там продают». Собрав человек тридцать страждущих, внезапный сусанин повел нас глубину дворов. Остановились перед подъездом. «Не, мужики, ну вы ж понимаете – кто ж такую толпу в дом впустит? Деньги давайте, я вынесу… Ну, человека два пусть со мной пойдут – чтобы сомнений не было». Толпа напряглась. Люди друг друга не знают… После короткого обсуждения выдвинули двоих очкариков – меня и Витю… Времена стояли заповедные, «люди с хорошими генами» еще не продемонстрировали народу свое сокровенное мурло – в общем, «интеллигентам» еще доверяли. Очки же представлялись несомненным признаком «интеллигентности»… Обстановка не очень располагала к возмущению, что тебя причислили к этой малопочтенной категории – ну, и пошли мы с Витей в качестве народных избранников. Человечек позвонил в дверь, пошептался с хозяином, передал деньги, ему вынесли баул со стеклянным звоном. Вернулись во двор и началась раздача слонов. Тут выяснилось, что водки у торговца не оказалось – взамен страждущим выдавался портвейн. Со строгим пересчетом стоимости, с выдачей сдачи – ну, народ, поворчав, согласился… Уперлись только мы – платили за водку, ее и желаем получить. А поскольку мы втроем заказывали около ящика – за столом в общаге сидело человек десять и выходить еще раз ночью никакого желания не было, вот и вывернули карманы до донышка – то наш проводник вернуть нам всю сумму на месте никак не мог. Уговорились, что дождемся, пока полученный на наши деньги портвейн он реализует в толпе у ворот парка.
Уже у ворот до меня вдруг дошло, как выглядит картина со стороны. Человечек шныряет в толпе, продает портвейн, после чего подбегает к неподвижно стоящей троице и отдает им все вырученные деньги. Америка, «сухой закон», заря бутлегерства, ранний рассвет мафии… Ну, поделился с ребятами наблюдением, поржали.
Между тем кавказская привычка непрерывно прокачивать окружающую обстановку на все 360 градусов сигнализировала, что стоящая за спиной через три группы троица представляет собой потенциальный источник проблем. Время, опять же повторю, стояло заповедное. Бандиты уже возникали, но адидасовской униформы еще не существовало, да и были они явлением достаточно редким. Ребятки были просто местной шпаной, уже учуявшей ослабление ментовского контроля, и только. Но ребятки скучали, ожидание водки затягивалось, и – судя по доносящимся обрывкам реплик – вполне дозрели до желания развеять скуку какой-никакой дракой. Про время еще раз повторять не буду – в общем, оружия с собой никакого, и в том, что у друзей тоже карманы пусты, сомневаться не приходилось. Оставалось только мобилизовать внимание – а там как кривая вынесет.
И наконец раздалось: «Вась, а вот эти вот – вот чего они? Вот эти вот, в очках – вот чего?»
И только я открыл рот, чтобы предупредить своих, что сейчас придется драться – как раздался голос «Васи». Надо полагать, Вася был признан в компании старшим не только за превосходящие прочих габариты, но и за интеллектуальные способности. Вася, очевидно, тоже сканировал окружающее – и делал выводы. И пронаблюдав картинку с торговлей портвейном и передачей денег – пришел к тем же выводам, что я. Только совершенно всерьез. Почему и сообщил басом щепетливому тенору: «Это – правильные ребята. Свои ребята. Кореша!»
И все, собственно… Минут через десять нам была возвращена вся сумма, еще через пять – из таксопарка выехала машина, остановилась, таксер открыл багажник и начал раздачу водки страждущим. Оказавшись в очереди рядом, мы с Васей сдержанно кивнули друг другу… Хочется сказать – церемонно раскланялись)) Во всяком случае, ощущение было то самое.
Потом над рассказанной историей ржали в общаге всей компанией.
А потом пришли 90-ые. И, вспоминая ту давнюю историю, я понимал, что Вася гораздо лучше чувствовал подступающее будущее, чем мы, со всеми нашими могомудрыми рассуждениями о системном анализе, о Грядущем Хаме, и прочей гуманитарно-естествонаучной трихомундией… А что обознался – так тут ведь главное в другую сторону не ошибиться. Принять безобидных студентов за бандитов – это не страшно. Страшно – принять бандитов за студентов.
И думается мне – пережил Вася 90-ые.
В отличие о десятков хороших, но легкомысленных и высокомерных ребят, квасивших в тот же вечер в той же общаге в своих комнатах…
Но это уже совсем другая история.
asriyan

ФБ ОТ САШИ ЩИПИНА

Говорят, раз в год, в начале августа, хипстеры из парка Горького бросаются в волшебный фонтан и превращаются на один день в красивых десантников. Красивые десантники пьют водку, поют под электрогитару и нравятся девушкам. Одна самостоятельная девушка забрала такого десантника домой и положила себе в кровать. Просыпается утром, а у нее в кровати сидит хипстер и лайкает. Рассердилась самостоятельная девушка, закричала: «Убирайся прочь, сутулый хипстер!» Взмолился тут хипстер человеческим голосом: «Не прогоняй меня, самостоятельная девушка! Это ведь я, десантник Валентин, только заколдованный!» Решила тогда девушка его проверить и дала хипстеру кирпич закаленный. Ударил себя хипстер кирпичом по голове и умер. Смотрит самостоятельная девушка, а перед ней лежит мертвый красивый десантник. Хотела она горючими слезами заплакать, а матом-то ругаться уже и нельзя.

Если кто еще не видел, начало темы:
http://kouzdra.livejournal.com/2017727.html

Ну, и всех десантников с праздником, разумеется.

(no subject)

В качестве подарка самому себе на день рождения - про Соловецкий марш и гражданское общество:
http://www.russ.ru/politics/reakcii/drugogo_obschestva_u_nas_net
Раньше ссылку не мог вывесить по уважительной причине - сидел в лесу, парился, водка жрал и снег валялся. Безо всякого, сами понимаете, интернета.

И КРЕСТЬЯНКИ ЛЮБИТЬ УМЕЮТ

(Пиеса в одном действии)

Программа «Время» решила как-то сгладить впечатление от конфуза, приключившегося на горнолыжном курорте с г-ном Прохоровым. Суть самого скандала представляю себе слабо – да, впрочем, особо и не интересуюсь. Вся этология давно описана – ну, мордой в икру, ну, девки в шампанском, ну, может – рассеять европейскую ночь пьяной стрельбой… Нового-то ничего не придумают. Максимальный полет фантазии – это девки несовершеннолетними окажутся.

Но все же захотелось сгладить.
И показывают, значит, каких-то довольно развязных «студенток», приехавших в Куршавель «просто на лыжах покататься». Ну, в смысле, без девок, стрельбы и шампанского.

Финальная реплика корреспондента:

«Наконец-то в Куршавель на смену «новым русским» приезжают «нормальные русские»!

Занавес.

(no subject)

А еще завелся в ЖЖ юзер yurieff
Главный герой байки «Два физтеха в Белом Доме, или как Немцов за водкой бегал и через то в нужный список попал»:
http://asriyan.livejournal.com/93939.html
Правда, фраза «Либеральные воззрения […] сохранил и укрепил…» объявляется недействительной. Воззрения за прошедшие годы, оказывается, существенно изменились. Что неудивительно – человек-то весьма здравомыслящий…
Автор документа, исчерпывающе описывающего, «как это делалось» в те далекие времена:
http://asriyan.livejournal.com/27152.html#cutid1
Ну, а людям, коих заносило в Долгопу во времена, когда он РФ-газету редактировал, Дмитрия Юрьева представлять незачем.
В общем, всем рекомендую.

МАЛЕНЬКАЯ ПЕСЕНКА О ВЕЧНЫХ ЦЕННОСТЯХ.

Мы с детства привыкли к тому, что водка лежит в морозилке. Словосочетание «теплая водка» возникало только в анекдотах – про «теплую водку и потных баб», про «Водку? Теплую?, Из мыльницы? С волосами?»… Между тем, все это абсолютная чушь.
Напрягите память – кто-нибудь вспомнит из классической литературы выражение «водка из погреба» или, того хуже, «с ледника»? Такого не было и быть не могло. Холодной водка могла быть только на зимней охоте – да и то… Надо полагать, и оплетка охотничьих фляг, кроме всего прочего, преследовала и эту цель – чтобы водка хоть не сразу заледеневала.
В доме же водка всегда стояла в буфете в графинчике – и не только разнообразные настойки, но и обычная «беленькая».
Другое дело, что «беленькая» все равно имела вкус – чаще всего ржаной – и комнатная температура нужна была именно для того, чтобы вкус качественного напитка лучше ощущался.
Только в замшелую шведскую голову могла забрести идиотская мечта – заделать химически чистый продукт, в котором вообще ничего, кроме воды и спирта бы не содержалось, и потом десятилетиями гордится этим бессмысленным подвигом… Господи, да какую же невообразимую брагу они гнали на своих лесных хуторах, чтобы мечтать о подобном! Ну да ладно, что со шведов возьмешь – дикие люди, дети гор…
В России же, похоже, идея «морозить водку» возникает только после революции – надо полагать, по причине резкого падения качества продукта. Ну да, в ледяном напитке сивуха меньше ощущается – вот и весь смысл заморозки. И никакого другого! И сегодня морозить пристойный продукт – калужскую ли ржаную, карабахскую ли тутовую – невежество и дурновкусие…

С коньяком, что характерно, все обстояло прямо противоположным образом.
Как известно, единственным вкладом покойного Государя Николая Александровича в кулинарное искусство заключалось в изобретении т.н. «николашки» - коньячной закуски, представлявшей собой дольку лимона, посыпанную не только сахарной пудрой, но и мелко молотым кофе. Всякий, кто пробовал старинный рецепт, согласится – резкий вкус закуски полностью уничтожает коньячное послевкусие… Т.е. – «николашка» годится только для того, чтобы закусывать коньяки посредственные – грузинский, там, или молодой молдавский… Ну, на худой конец, французские – всякий, воспитанный на армянских сортах, тем более – на жестких, «мужских», вроде «Ани» или «Ахтамар», женственные до непристойности французские с их карамельно-парфюмерной отдушкой в рот брать не станет… Ну, разве что старый «Мартель» - так похожий на мягкий «Васпуракан».
Нет, совсем дурные напитки, вроде азербайджанского или, не к ночи будь сказано, «Московского» - даже «николашка» не спасет, там после каждой рюмки разве что дихлофосом в рот попрыскать…
Но, в общем, ясное дело – Государь имел дело с коньяком еще довольно посредственным – первый завод был заложен всего за девять лет до начала его царствования, технология еще только устаканивалась. Мне не приходилось пить ничего старее напитка из бочки, заложенной в 1939 – это была весчь... Но если даже вскрыть сегодня какую-нибудь заветную шустовскую или вообще таиряновскую бочку, вряд ли сумеешь понять, каким коньяк был тогда – стадвадцатилетняя выдержка заведомо скроет все технологические огрехи…

А потом советские интеллигенты выдумали социальную стратификацию по линии водка-коньяк, что, разумеется, опять же полная чушь, но вполне понятная – во все времена главной мечтой интеллигента – парвеню по определению – было стать кем-то «вместо аристократии» - по удачному признанию некоего члена Общественной палаты.
Стратификацию шла не по линии «что», а по линии «как».

Впервые «Собачье сердце» читалось в те мифические времена, когда я всем иным напиткам еще предпочитал красное сухое (впрочем, то, деревенское домашнее, а не из магазинных бутылок, я бы и сейчас предпочел). Посему фраза: «Супом закусывают только недорезанные помещики» тогда проскочила незаметно. И только перечитывая годы спустя, споткнулся – как же так? Ну, ладно, супы разные бывают, какой-нибудь томатный суп-пюре тоже зачем-то в природе существует, а вот вершина мировой кулинарии – ядовитейший украинский борщ – разве мыслим без водки? Потом, правда, выяснилось – в самом деле, абсолютно все, кто имеет хоть какие-то основания числиться «недорезанными помещиками», обожают водку под первые блюда. То есть и посторонние тоже такими бывают, но тут – охват стопроцентный.
А ведь профессор Преображенский – при всей комплиментарности описания – безукоризненно точный портрет интеллигента. Вряд ли стоит сомневаться, что до эпохи исторического материализма состоял в кадетах, не исключено, что был одним из столпов партии. И после семнадцатого, вместо посыпания главы пеплом и замаливания грехов – удобно устроившись, брезгливо рассуждая о «пролетариях» и третируя домкомовских недотыкомок, должен лелеять в душе старую классовую ненависть к этим, «недорезанным», «вместо которых» ему позарез надо было стать. Интеллигенты же, как Бурбоны – ничему не учатся, и ничего не забывают…
И все это уместилось в единственную убийственно точную и такую безобидную с виду фразу… Умел Михаил Афанасьевич, умел, даже когда сам не очень понимал, что делает. Жаль, растратился по пустякам, испугался главного дела жизни – дописать «Белую Гвардию» - а кроме него, некому было… Так и писал всю оставшуюся жизнь многотомные оправдания…

А про всякие напитки-варяги и упоминать не будем. Водочно-конячная дихотомия настолько замкнута и совершенна, что любой пришелец здесь просто обречен занять место возле параши – где-то между «Сникерсом» и гамбургером…
Вот разве что кальвадос, но это совершенно особый случай – кальвадос занял место ровно посредине между двумя полюсами, оказался универсальным заменителем, как и любой универсал, чуть уступая каждому специализированному инструменту в его собственной нише. Рядом с икрой или квашенной капустой кальвадос чуть уступает водке – но, тем не менее, вполне уместен. Рядом с лимоном или кофе – коньяку, но все равно уместен. Не случайно его уже делают в Ставрополье – и вполне пристойного качества. Все верно – ему здесь жить долго, вот он и пускает корни…
А для московской зимы кальвадос незаменим в качестве заливки во фляжку. Он бодрит и подкрепляет идеальным образом, без водочной прямолинейности и коньячной вкрадчивости. Он встряхивает энергично и бережно, как старый мудрый сенбернар, уставший тыкаться носом в руку и пихающий со всей дури башкой в плечо: «Вставай, хозяин! Вставай! Чего ты примерз к этой скамейке? Все путем, хозяин, вставай, нас все равно ждут великие дела!»

ТЯЖКИЙ ХЛЕБ АНТРОПОЛОГИИ

В университетские годы была такая привычка – ежемесячно раз-другой смотаться на уикеннд в Тифлис. В пятницу вечером грузились в поезд Ереван-Тбилиси, ранним субботним утром выгружались уже там, снимали номер в ближайшей к вокзалу гостинице («Колхозная», что ли? запамятовал) – и вперед. В воскресенье вечером грузились в обратный поезд, и до первой лекции успевали еще минут сорок неторопливо полечиться пивком в ближайшей кабачке (песню о мелких ереванских кабаках придется спеть отдельно).
Времена все же были совковые, так что накладки порой случались, но все какие-то веселые. Приехали, скажем, как-то вслед за нами девушки днем позже, т.е. воскресным утром – ну и зачем лишний номер снимать, если ночевать не придется? Пошли, говорим, покидаете вещи в наш номер, отдохнете полчасика с дороги – и в город. Не тут-то было – администраторша грудью встала на страже нашей нравственности: «С женщинами нельзя!» Как ни смешно, обошлось без традиционного рубля – даму наповал сразил аргумент: «Это не женщины, это – однокурсницы!»
Collapse )

О ФРЕЙДИСТСКИХ ОГОВОРКАХ

Писал статью об Аджарии. Отослал, вывесили... Через пару часов - звонок. "Привет. Слушай, а кто такой Гурджиани?" Напрягаюсь. "Вино такое. Хорошее. А что?" - "Да я сам знаю, что вино! А у тебя там в статье - это кто?" - "Где в статье?" - "Ну, там же у тебя: триумвират Саакашвили-Жвания-Гурджиани! Вот я и спрашиваю - кто?" Кидаюсь к компьютеру. Смотрю. Действительно - Гурджиани! В панике звоню редактору, там быстро исправляют, а я погружаюсь в тяжелую задумчивость. Нет, понятно, что сама Нино Бурджанадзе тут не виновата... То есть виновата ровно в том, что нормальный мужик, глядя в телевизор и наблюдая несчастную бабу с фанатичным взором сквозь очки, испытывает явственный дискомфорт. И подсознание тут же услужливо подставляет взамен неприятной фамилии слово, с которым связаны куда более светлые воспоминания...
Но ведь и в самом деле - а что делать с этими бедными бабами? У которых базовая катастрофа просто написана на лице, которых в политику или в бизнес толкнул не гормональный дисбаланс, а элементарный недоеб? И которые, после минутной растерянности, когда злая судьба неожиданно выталкивает их на авансцену, сразу вдруг преисполняются ощущением собственной избранности и призванности, начинают сверкать очами и нести совершенно запредельную пургу?
Федеральную программу, что ли, создать по борьбе с недоебом? С солидным штатом юных жиголо на жирных окладах? Хотя бы в рамках России проблему решить... Нет, накладно, конечно, но если представить, что таким макаром можно предотвратить появление очередных новодворских, политковских и прочих хакамад-за-малый-бизнес-заступниц - то ведь дело того, наверное, стоит...

О КУЛЬТУРНЫХ ФЕНОМЕНАХ

Давным-давно, годах в семидесятых, меня и моих школных приятелей мучал вопрос: какой смысл в выпивании "на троих"? Все свои познания об этом загадочном ритуале мы могли почерпнуть только из карикатур в журнале "Крокодил" (дело-то происходило в Ереване), и интересовало нас буквально все: почему в подворотне, почему на мусорном бачке, почему закуска может быть исключительно одинокой килькой или одинокой карамелькой, но самое главное - почему именно "на троих"?
(Для тех кто помоложе и не застал - необходимое пояснение: подворотня, бачок, ириска и пр. - на совести крокодиловских карикатуристов, а именно на троих - просто потому, что доза 160-170 на морду лица и есть та средняя доза (если без закуски и на голодный желудок), после которой человек достигает той первой стадии опьянения, когда приятное тепло и доброжелательность по отношению к внешнему миру, но без агрессии и пьяного безобразия. На двоих - перебор, на четверых - явный недобор, придется идти за второй - и получаться те же 250, что и на двоих. Т.е. оказалось, что смысл ритуала - именно в разумной умеренности. Но все это открылось гораздо позже, ибо для этого надо было оказаться в Москве, испытать и проникнуться.)
Никто нашего недоумения развеять не мог, старшие тоже недоуменно чесали в затылке и отделывались маловразумительным: "Ну, там так принято..."
В результате было решено познавать действительность эмпирически.
Поскольку цифра 3.62 (помните ли вы эту цифру, как помню ее я?) для трех шестиклассников представлялась достаточно серьезным капиталом, надо было добывать экспериментальный препарат как-то иначе. Один из нас вспомнил, что у отца в баре стоит пара бутылок коньяка для гостей, и ради такой цели он одну бутылку уволочет. Второй вспомнил, что коньяк, вроде бы, лимонами закусывают, и он притаранит парочку. Третьему оставалось только притащить плитку шоколада - тоже, вроде бы, к коньяку отношение имеет.
И вот, после уроков, уже со всем припасом, мы пошли выбирать подворотню. Осмотрев десятка два, ни одна из которых нам не понравилась, после долгого спора постановили, что если выбраться за город и устроиться на склоне какого-нибудь симпатичного холма, чистота эксперимента очень уж сильно пострадать не должна.
И через час на одном из загородных холмов можно было наблюдать красочную картину - три сопляка (каждый - с лимоном в руке) поочередно прихлебывают из горла марочный коньяк (граненный стакан из карикатуры как-то упустили из виду), морщаться, в качестве закуски отгрызают куски от лимонов, как от яблок (нож тоже забыли прихватить), морщатся еще больше, старательно заедают это дело шоколадом и долго прислушиваются к себе... Кто-то наконец, спрашивает у остальных: "Ну, как?" Те пожимают плечами, следует вывод: "Пока непонятно, надо продолжать" - и цикл повторяется.
К середине бутылки вроде в голове слегка зашумело (на что никто не обратил внимания), но занятие оказалось очень уж невкусным, и решено было его прекратить, с сожалением констатировав, что, по-видимому, ритуал глубоко национальный, и никому, кроме русского человека, ничего не откроет...
Хорошо, не случилось рядом никого из тогдашних патриотических публицистов наш-современниковского извода, а то возникла бы еще одна филиппика о зажравшихся национальных окраинах, где даже на троих марочным коньяком соображают. Иди потом объясняй, что очередную загадку русской души разгадать пытался...