Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

(no subject)

Еще один любопытный пример рекурсивной автоиллюстрации. Под видом "борьбы с лженаукой" продвигается самая, что ни на есть, лженаука.

Вообще (безотносительно к статье) самый злокозненный лженаучный мем - это "наука доказала". И дело даже не в том, что его очень любят беззаветные сетевые борцы с ПТУ-шными дипломами разнообразных "Академий туризма и менеджмента". Важнее другое.

Никакая обобщенная "наука" ничего не в состоянии "доказать". Строгие доказательства в принципе возможны только в тех областях деятельности, предметом которых является строго же формализованный мир понятий и допущений, максимально абстрагированный от физической реальности - та же математика, к примеру.

Любые же естественные науки оперируют теориями, которые представляют собой ограниченно годное (до поры до времени) объяснение реальных явлений и процессов. Как только она перестает их объяснять - т.е. обнаруживаются факты, общепринятой теорией не объяснимые - годность исчерпана, теорию необходимо сдавать в утиль.

Этот момент в статье задевается практически вскользь, единственным упоминанием: "Если вы сталкиваетесь с относительно новой идеей и натыкаетесь на парочку проверяемых ошибок, можете сразу идею выбрасывать". Никакого развития этот тезис не получает - что не удивительно. Совсем его не упомянуть нельзя - это был бы уже скандал. Но основному пафосу статью он полностью противоречит, потому проговаривается скороговоркой и сразу забывается. Хуже того - он максимально ослаблен искусственной вставкой "относительно новой". Надо понимать, если проверяемые ошибки обнаружились в теории старой и общепринятой - "это ничаво".

Основной же пафос сводится к тому, что понятие "научность" исподволь подменяется "распространенностью в научной среде". "Если идея выпадает из мейнстрима и она вам нравится, то что-то не в порядке" - пункт, которого вообще не должно существовать - для определения научности необходимо и достаточно придерживаться предыдущего, о "проверяемых ошибках". Но именно почтение к мейнстриму, эта абсолютно лишняя и откровенно вредная деталь, буквально вколачивается в голову читателя, повторяясь на все лады на протяжении всего текста.

Тут надо понимать, что ученые - такие же люди, как сантехники и водители троллейбусов. Как и любые нормальные люди, они ценят комфорт, в том числе - психологический. Смена научной парадигмы для человека, прожившего научную жизнь в пределах предыдущей, равносильна катастрофе человека, оказавшегося под открытым небом голым и босым после того, как привычный и любимый дом был до основания разрушен землетрясением. Стремление защитить жилище от стихийных бедствий - в том числе и от научных революций - абсолютно естественное человеческое желание.

"Макс Планк, описывая свою собственную карьеру в "Научной автобиографии", с грустью замечал, что "новая научная истина прокладывает дорогу к триумфу не посредством убеждения оппонентов и принуждения их видеть мир в новом свете, но скорее потому, что ее оппоненты рано или поздно умирают и вырастает новое поколение, которое привыкло к ней [...] Пожизненное сопротивление, особенно тех, чьи творческие биографии связаны с долгом перед старой традицией нормальной науки, не составляет нарушения научных стандартов, но является характерной чертой природы научного исследования самого по себе. Источник сопротивления лежит в убежденности, что старая парадигма в конце концов решит все проблемы, что природу можно втиснуть в те рамки, которые обеспечиваются этой парадигмой." (Томас Кун, "Структура научных революций").

Вообще - раз уж Кун вспомнился - стоит заметить, что статья представляет собой еще и любопытную попытку полного игнорирования революции в эпистемологии, совершенной полвека назад этой замечательной книгой. Что тоже совершенно естественно. Кун работал в эпоху динамичного развития науки и техники. Первое издание "Структуры научных революций" появилось в 1962-ом. Явственное замедление развития науки стало наглядно проявляться только спустя десять-пятнадцать лет.

Главным стимулом к научной конкуренции было существование Советского Союза. Темпы развития западного естествознания строго задавались темпами его развития в СССР. Затухание инерции сталинского толчка немедленно сказалось во всем мире. Сегодня же, после полного прекращения конкуренции, "научная картина мира", как и любая другая стагнирующая интеллектуальная система, необратимо превращается в незыблемый кодекс сакральных знаний. Исключение составляют только случаи принудительного насаждения господствующей идеологией своих лженаучных воззрений - вроде истории с исключением гомосексуализма из списка сексуальных перверзий Американской Психиатрической Ассоциацией, (а вслед за ней - и ВОЗ), и дальнейшего навязывания гомосексуализма, как нормы. Но к методу кнута и пряника научное сообщество чувствительно, как мало какое другое. Можно сказать, за последние полвека оно вообще стало образцом идеологической сервильности, далеко опережая любые другие социальные страты.

Поделать с этими процессами ничего нельзя - они абсолютно объективны, прервать их может только глобальный социально-технологический прорыв. Просто необходимо всегда держать их в памяти. И каждый раз, сталкиваясь с очередным "борцом за науку", понимать, что под этим флагом могут выступать представители не двух, а трех групп. Первую - сетевых ПТУ-шных борцов с религией, через слово поминающих дарвинизм только потому, что в 6-ом классе учительница ботаники сказала им, что "наука это доказала" - распознать очень легко. Со второй и третьей - сложнее.

Борцы за незыблемость психологического комфорта храмовых жрецов старательно имитируют "настоящих ученых" старого образца, и их различение требует не только наличия определенного запаса знаний, но и приверженности старой научной идеологии - обретение которой представляется все более затруднительным для каждого следующего поколения. В конечном итоге, ситуация движется к тому состоянию, когда отличить служителя активно насаждаемой сциентистской религии от вымирающего "настоящего ученого" не сможет никто, кроме самого "настоящего ученого". Если чаемый социально-технологический прорыв не случится в течение ближайших десятилетий - то потом, вследсвие полного исчезновения собственно ученых, возрождение науки без привлечения китайских наставников станет абсолютно невозможным.

PS․ Естественно, в гуманитарных и общественнонаучных дисциплинах, мало зависимых от практических проверок, процесс заскостенения и сакрализации текущего состояния идет куда быстрее. На их примере можно наблюдать уже такие абсолютно церковные практики, как сведение любой новой "ереси" к одной из уже известных, классифицированных и заклейменных. Так, например, объективно существующие проблемы с официальной исторической хронологией сделались абсолютно неразрешимыми, поскольку любое их упоминание мгновенно пресекается гневным окриком "Фоменковщина!"

https://theoryandpractice.ru/posts/15908-intellektualnyy-sadizm-kak-borotsya-s-epidemiey-lzhenauchnykh-memov?fbclid=IwAR2qThV4ZolqWMHU4CZbYXCnSjJrPhkTM4-Jcuy10VoXpydSjYm6k2Dbf_o

(no subject)

Итак, широкая общественность была несколько фраппированна тем обстоятельством, что потомственный филолог благородных кровей Гасан Чингиз-оглы Гусейнов на поверку оказался вовсе даже презренным культурологом. Это, конечно же, скандал. "Доктор культурологических наук" - существо малопочтенное, даже какие-нибудь "педагогические науки", и те пристойней звучат. Хуже степени по культурологии может быть разве что защита диссертации по политологии - это уже примерно, как дочь академика пошла на панель.

Сам видный культуролог эти тонкости, разумеется, прекрасно ощущает - потому лепит какие-то неубедительные отмазки, дескать, и в самом деле, "защищался в совете по культурологии... но когда документы о защите и сама диссертация поступили в ВАК и на внешний отзыв, мне присудили степень по филологическим наукам". Был бы и впрямь филолотом - мог бы вспомнить герценовское "шел в комнату, попал в другую, зато лучшую"... Отмазка, в действительности, жалкая - ВАК только утверждает (либо нет) решение диссертационного совета. Т.е. профессор утверждает, что даже доктором культурологических наук не является, поскольку степень его является результатом подлога... Очевидно, что в понимании действия научно-административных механизмов профессор так же нетверд, как и в умении выразить свою мысль на русском языке. Печальная картина. "Ах да, это правда, это точно Загоскина; а вот есть другой "Юрий Милославский", так тот уж мой"... Да что ж такое - опять филология лезеет... В общем, "опустим занавес милосердия над финалом этой сцены".

Ничего удивительного, в действительности, не происходит. Вся история недолгого счастья Френсиса Макомбера - прошу прощения, конечно же, недолгой славы Гусейна Чингиз-оглы - это история самозванства и подлогов. То ему приписывали авторство чужих трудов, то его неподсудность общественному мнению аргументировали чудесным доводом о том, что филолог он даже не в первом поколении... Заставив тем самым добросовестного читателя погрузиться, рыча и отплевываясь, в невнятные исследования "многонациональной советской литературы" принадлежащие уже перу Чингиза Гасан-оглы.

Вот зачем старика потревожили?
Ну, занимался человек достаточно позорным промыслом в непростые советские времена, не на заводе же уважаемому человеку отпрыску на пропитание зарабатывать... Было - и прошло, сейчас-то зачем ворошить? Ну, узнал удивленный сегодняшний читатель, что "принципиально важная мыль Чингиза Гусейнова в этой статье связана с тем, что проблемы двуязычно - художественного творчества обусловлены взаимосвязанными обстоятельствами: одно - это развитие "национальных" языков, литератур, а другое - рост значения языка "межнационального", русского, на базе которого возникли, как двуязычные писатели (Ч. Айтматов, И. Друцэ и другие), так и русскоязычные нерусские писатели, причисляемые, однако к "национальным" литературам (О. Сулейменов, Т. Пулатов, М. и Р. Ибрагимбековы и другие)".
Кому от этого лучше стало?

Никак не доходит до людей простая мысль: "живущим в стеклянном доме камнями бросаться не следует". В эпоху интернета вся информация, рано или поздно, становится общедоступной. Сидишь в теплом месте на хлебной должности, как сидели в другую эпоху и твои родители, выдаешь себя за другого, с бумажками малость подхимичил - ну и сиди тихо, не высовывайся и радуйся удачно устроенной жизни. Так ведь нет...

Вспомнился мне в этой связи этой историей один эпизод из позапрошлй жизни. Дело было в конце 80-ых. Сидел я в гостях у одной замечательной питерской старушки. Собеседница моя прожила богатую событиями жизнь - была одной из последних живых к тому времени смолянок, естественно, отсидела, пережила блокаду, снова отсидела... Беседовали мы за чаем и коньяком, опять же, о филологии. Рядом бубнил телевизор. В телевизоре разорялся профессор Собчак, тогда еще только становящийся вождем ленинградских демократических говорунов. Вдруг Собчак произнес: "Я, от имени всей петебуржской профессуры..."

Тут надо понимать - в те годы прилагательное "петербуржский" в публичном пространстве уже перестало быть признаком признаком самоубийственно отчаянной оппозиционности, но явственный привкус некоторого фрондерства все еще сохраняло. Собеседница моя, кстати, относилась к числу тех немногих старожилов, которые твердо числили себя петебуржцами в самые лютые годы, а не обернулись вдруг таковыми из "ленинградцев", когда стало можно, а главное - безопасно. Она, впрочем, произносила исключительно "петербургский", полагая, что "петербуржский", нейтральное или даже более распространенное в дни ее юности, к концу советской эпохи стало маркером принадлежности к стае безродных самозванцев, коими они числила большинство сильно не жалуемых ею диссидентов. Ну, причудливые извивы старопитерских политических воззрений - тема чрезвычайно увлекательная, но совершенно отдельная.

Услышав демократического юриста, старушка прервалась на середине фразы, несколько секунд молча переваривала услышанное, а потом произнесла: "Как! Этот тамбовский лимитчик смеет называть себя петербургским профессором?" И далее последовало несколько минут безостановочного и виртуозного лагерного мата...

Морали не будет.

ОПЯТЬ ИЗ СТАРОГО ФБ

Сокуров так и остался для меня режиссером одного фильма. Я и сегодня считаю «Дни затмения», снятые по Стругацким, «За миллиард лет…», великим фильмом. Но его толком не увидели тогда, а сегодня уже почти и не осталось людей, способных понять, о чем там вообще речь.

Ни до, ни после о советской Средней Азии не было снято ничего точнее. Там – в паре-тройке даже не проходных эпизодов, а просто скольжения камеры, как бы мимоходом, буквально в десяток секунд – уместилась вся бытовая хроника, все необходимые культурные маркеры… Просто требовалось знать контекст и уметь смотреть.

Малянов видит в окне двух парней, явно собирающихся подраться. Выскакивает в окно, бежит к ним, чтобы вмешаться – те оборачиваются (на вид – казах и вайнах, чеченц или ингуш – не разобрать), забывают о своих разнгласиях, дают Малянову по морде и расходятся. Непроизнесенная фраза «У нас свои разборки, не лезь, русский…» висит в воздухе…

Конкурс домбристов. Камера скользит по благостным широким лицам конкурсантов и членов жюри (до сих пор убежден, что все лица в кадре – казахские, хоть действие и происходит якобы в Туркмении) и так же, не останавливаясь, проходит по единственной в жюри русской женщине – толстой тетке с лицом буфетчицы или бухгалтерши и химическими кудряшками на голове, что-то увлеченно записывающей по ходу прослушивания… Вряд ли инструктор райкома-горкома, надзирающий за идеологической составляющей конкурса – тут с куда большей вероятностью прислали бы местного. Скорее всего – офицерская жена (дело ведь происходит не просто в азиатском захолустье, а военном захолустье), подрабатывающая от скуки в местной школе, приглашенная в жюри «по части культурки» – образованных людей в глуши не хватает – и взявшаяся судить национальный конкурс с привычной добросовестностью и непоколебимой уверенностью в собственной способности с лету разобраться в любой культуре и в любой проблеме вообще. «Мы диалектику учили не по Гегелю…»

И еще несколько таких же мимолетных проходов камеры, вообще не фиксирующихся большинством зрителей… Но если бы фильм этим и исчерпывался – получилась бы региональная этнографическая лента, не более того. Фильм велик тем, что главным его героем стал, того не понимая, сам Сокуров, а главной темой фильма – его абсолютное непонимание книги, которую он взялся экранизировать.Collapse )
asriyan

(no subject)

Побуду Кассандрой.
Ну, или "повангую", в нынешней терминологии.
Чем важна нобелевка Алексиевич?
До сегодняшнего дня в «опущенных» пребывала только «премия мира».
Ее уже можно было давать хоть Обаме, хоть Порошенке, хоть Парубию, хоть вчера отловленному, отмытому и высморканому каннибалу из конголезских джунглей – ничего бы не изменилось.
Но до поры до времени сохранялась иллюзия, что, несмотря на все шероховатости, профильные премии все же сохраняют некоторое подобие пристойности.
В деле раздачи премий литературных политическая подоплека была причиной выбора единственного лауреата среди талантливых писателей- номинантов... Максимум – она могла заставить выбрать чуть менее талантливого. Я, допустим, могу считать, что Паустовский больше заслуживал премии, чем Шолохов – но назвать Шолохова бездарным писателем не смогу.
Чтобы политическая подоплека не сопровождала, а полностью замещала литературный талант – такое происходит впервые.
Сегодня закончилась история литературной премии.
Очередь – за наукой.
Не думаю, что кто-то целенаправленно работал над уничтожением репутации премии, или даже обозначал это, как цель сопутствующую в общей программе хаотизации мира. Все гораздо хуже. Крушение всех авторитетных институций прошлого века происходит автоматически, даже когда о них никто отдельно не думает и не выделяет на них в целевом бюджете ни цента. Просто в цунами хаотизации островки порядка размываются естественным ходом вещей. Никакой «госдеп» не работал с нобелевским комитетом.
Комитет «сам себя высек», как та унтер-офицерская вдова.
Как произойдет обрушение научных премий? Это ведь уже совершенно очевидно.
Премию по биологии получит группа исследователей, которая «заново проинтерпретирует» факты гомосексуализма среди животных – от дрозофил до высших позвоночных. Не беда, что давно известны и факты, и статистика, и дефектные гены, отвечающие за аномальное поведение. Среди людей тоже все было давно известно и хорошо изучено, и первая попытка руководства американской ассоциации психологов и психиатров в середине 70-ых, если память не изменяет, исключить гомосексуализм из ежегодно обновляемого списка психических перверзий вызвал волну возмущения среди специалистов… Ну, все последующее примерно век назад описал Киплинг в замечательном рассказе «Как голосованием признали Землю плоской».
Будет то же самое. Но уже в рамках «биологии вообще».
«Интерпретаторам» премии не дают, только открывателям? Не совсем так. Просто примерно полвека назад «интерпретаторов», которым «ну, очень надо дать нобелевку», стали пристегивать к открывателям, невзирая ни на мнение самих открывателей, ни на научную ценность «интерпретаций» (не будем тыкать пальцем, во избежание нашествия невежественных, но пламенных либерал-активистов – физики уже поняли, о ком я). Дело за малым – выкинуть никому уже, в сущности, не нужный рудимент – открывателей…
И что? А ведь, если вдуматься - ничего.
Крушение старых институций больно ранит достаточно небольшое количество людей – ибо те, кого это может ранить, должны, во-первых, иметь традиционное староевропейское образование и воспитание, во-вторых – относится, условно говоря, к «культурной верхушке» соответствующим образом образованного и воспитанного круга – чтобы нарушенный покой «священных могил» их действительно ранил, в третьих – они не должны быть заражены либеральной идеологией в сегодняшнем понимании – просто чтобы сохранять верность тому самому образованию и воспитанию…
Что мы получаем, попытавшись представить описываемое сообщество?
А получаем мы всего лишь совокупность немолодых (ибо успевших получить еще советское образование) российских и околороссийских консерваторов. (Количеством "старых консерваторов" в собственно старой Европе сегодня уже можно пренебречь, как статистической погрешностью.)
Ни для кого другого происходящее не является не только катастрофой, но и сколь-нибудь заметным событием…
Это, в общем, тоже нормально – ну, в смысле, после глобальных цивилизационных катастроф всегда так бывает… А то, что порожденные этими катастрофами варвары сметают не только тех, кого организаторы катастрофы планировали… Ну, про это только ленивый не писал.
А нобелевка…
Да ладно, на фоне всего того, что мы уже потеряли – что нам до той нобелевки?
asriyan

(no subject)

С возрастом начинаешь оглядываться на пройденное. И однажды понимаешь, что позади уже так много всего, что нужно время от времени проводить инвентаризацию воспоминаний, перегонять из пассивной памяти в активную и обратно - а то пассивная в одиночку уже затрудняется нести этот груз, и норовит исподтишка выкинуть из рюкзака вещичку-другую-третью...
Вот, вроде, не было в жизни случайных женщин, всегда такого избегал... Ну, эпизоды из серии "был пьян, не помню" не то, чтобы вообще не случались - но все же происходило такое значительно реже, чем у других - генетика сказывалась. Как шутит друг-биохимик - "двойной доминантный ген по алкогольдегидрогеназе".
Все женщины, что случались в жизни, были сознательным и осмысленным выбором, даже если весь роман умещался в неделю-другую. Каждая была особенной, непохожей ни на кого. О каждой остались только радостные воспоминания. Ну, наверное, я всегда и женщин любил больше, чем все вокруг - а значит, лучше понимал, а значит - лучше умел видеть особость и непохожесть... И то, что мне представлялось крайней разборчивостью, окружающим виделось многолетней непрерывной оргией...
Так или иначе - а вот второй день крутится в памяти имя - сугубо немецкое. И вроде немок в жизни было не так, чтобы очень много... И ведь помню, что с этим именем связанно что-то особенно радостное, и сейчас от одного только имени на душе делается светло, улыбка сама вылезает... А из памяти не удается вытащить ничего, кроме имени - ни лица, ни обстоятельств знакомства, ни места, ни времени...
Только имя.
asriyan

Современный упадок и одна задача.

Оригинал взят у aldanov в Современный упадок и одна задача.
Много лет подряд, интервьюируя постдоков, мой приятель давал им задачу: есть треугольник, вырезанный из жести, его поставили плашмя на иглу. На какую точку его надо поставить, чтобы тот не свалился с иглы?
Эту жемчужину, найденную посредством многолетнего клевания навоза, завещал ему старший коллега-англичанин, который использовал ее для тех же целей лет тридцать. Поразительно, насколько эта простенькая задачка безошибочно выявляла подходящего кандидата. Никакая другая задача по математике, физике или химии столь надежно не приводила к желанному отсеву.
Сегодня он мне с горечью пожаловался, что от задачки пришлось отказаться, потому что ее магическое действие неожиданно закончилось. Он не заметил, что интервьюируемые "поглупели"; даже повысился % использующих двойные интегралы, выписывающих лагранжианы и т. п. Этих надо было отсеять прежде всего. Желанная реакция была такая: человек, тупо уставившийся на лист бумаги, и потом говорящий правильный ответ. Еще лучше был тот, кто мог сказать ответ сразу, но только потом обосновать. Если мог сразу сказать и ответ и обоснование, то надо было давать другую задачу, т.к. эта не выполняла сортировочной роли. Но это был хороший знак.
Исчезла не способность к решению задачи, а корреляция. Я предположил, что задачка не работает на китайцах; нет, говорит, раньше работала.
Ни у одного из пользователей экспериментально найденной лакмусовой бумажки не было представления, почему она обладала волшебными свойствами.
http://shkrobius.livejournal.com/514159.html - через ivanov_petrov

Замечательно. Образование есть, а  практической смекалки уже нет.
Пожалуй,  хороший пример на тему "что-то случилось".

А как еще  было раньше - пример все в той же записи:

Kогда В. учился в Физтехе, туда еще приходил старенький Капица и давал задачки поступающим в аспирантуру
http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/KAPITZA/KAPQUEST.HTM
По рассказам В., Капица проводил с экзаменуемым некоторое время и твердым почерком выписывал двойку. Редко-редко он ставил тройку. Я спросил В., давали ли пересдавать экзамен. Он засмеялся: Капице подсовывали глянцевую бумажку вместо ведомости; кандидаты сразу пересдавали экзамен. Неужели Капица об этом не знал? Знал, конечно, но делал вид, что не знал. Тогда какой был смысл в экзаменовке? Понимаешь, за троечниками потом охотились все кафедры физтеха и московские институты.
http://shkrobius.livejournal.com/514641.html

asriyan

ОПЯТЬ ТЕЛЕВИЗОР ВКЛЮЧИЛ(((

Канал "Культура" рассуждает о физике. Записывать можно каждую фразу. Ну, к примеру: "Квантовая механика почти удалила из мироздания фигуру Бога..." Блять, да когда же вы научитесь не совать грязные руки в чужие розетки?? Рассуждайте о глубоком смысле искусства модерна... Рассказывайте, о чем думала Мария-Антуанетта по дороге на эшафот... Так нет, блять, обязательно надо насрать посреди чужой спальни... "Квантовые явления невозможно представить в рамках классической физики. В Советском Союзе ученые, занимающиеся квантовой физикой, даже преследовались..." Имя, сестра, имя!!! Сценариста хочу видеть!!! Кого это, тварь позорная, кого, пидор гнойный, в Союзе преследовали за квантмех???
asriyan

ФБ ОТ МИРОСЛАВА НЕМИРОВА

«Креативный класс", ага-ага. "Люди с хорошими лицами (и генами! генами!)", Тут должно быть фото Антона Носика, чтобы было понятно, какое лицо (и гены! гены!) у них считаются хороши. Ну или Маши Гессен. Но я с айпада не умею фотки вставлять.
И чё? И то: все мы, русские люди (кроме тех, кто записался в эти лица), их дружно давно и сильно не любим и мечтаем, что вот было б хорошо, если б её вовсе не стало. Чтобы Маша Гессен, Юля Латынина, Носик, и прочие, и прочие, - снялись бы все с места и улетели бы куда-нибудь туда, где лицо и гены носика и маши считаются хорошими.
Но этого не будет. Сами они никуда не улетят - их ютут очень хорошо кормят, гораздо лучше, чем где-либо ещё; Носик с Гессен и на соственном опыте убедлись - уезжали, да быстро вернулись.
Выкурить их как-то? Ну вот Брежнев пытался - гуманно высылал их в заграницу. Хорошо стало? Нет, нехорошо: место одной сволочи тут же заняла другая, ещё более густопсовая, а не прошло и десяти лет, так и эта вся сволочь вернулась, да потом и в дестикратном размере расплодилась - хипстеры, "гражданские активисты", итд итп.
Так что - нет, не избавиться нам от них никогда и никаким образом.
Крылов и Холмогоров надеются на национальное государство - вот тогда! Я не верю. Я думаю, что просто одна свора в очередной раз заменит другую, пиричём как бы не худшая, чем прежняя. Типа, Просвирнин заменит Шендеровича, Марина Струкова - Марину Степанову, Быков - Быкова, бугога. А Ольшанский Ольшанского и Караулов - Караулова уже и так заменили. И уже призывают Путина дать их ещё прошлогодним друзьям-товарищам отведать газенвагена. "Перешли на сторону народа", ага-ага. И сразу просятся к нему в начальники.
И чё делать? Ничего. Потому что ничего тут сделать нельзя. Только терпеть. Они нам, видимо, в назидание даны. Молодёжи их показывать: видите? это Макаревич. Это - Быков. А это - "друзья маши гессен". Посмотрите на них и запомните - фу такими быть!


Караулов совершенно не по делу упомянут, а в остальном – все, конечно, именно так...
Но все равно хочется душу отвести. Хоть те, кто придут следом, безусловно, еще гаже.
asriyan

ВДОГОНКУ К ПРЕДЫДУЩЕМУ

http://asriyan.livejournal.com/267174.html

Как точно заметила в фейсбуке (в закрытом режиме, потому переношу сюда) Elena Reshetnikova, ты ведь, Дима, вчера над погромом глумился. Ну, с поправкой на время, конечно - хохлы времен классических погромов были если не добрее, то ленивее, да и коктейлей Молотова тогда еще не было, а спички с соломой нужного эффекта не дают - но это все детали технические. А типологически - оно самое.
Что, Димочка, ничего в генетической памяти не ворохнулось?
asriyan

ВСПОМНИЛОСЬ

А после захода солнца - деревня Черкасово была провозглашена столицей, туда был доставлен пленный, и там же симпровизировали съезд победителей. Все выступавшие были в лоскут пьяны, все мололи одно и то же: Максимилиан Робеспьер, Оливер Кромвель, Соня Перовская, Вера Засулич, карательные отряды из Петушков, война с Норвегией, и опять Соня Перовская и Вера Засулич...
С места кричали: "А где это такая - Норвегия?.." "А кто ее знает, где!" - отвечали с другого места. У черта на куличках, у бороды на клине!" "Да где бы она ни была, - унимал я шум, - без интервенции нам не обойтись. Чтобы восстановить хозяйство, разрушенное войной, надо сначала его разрушить, а для этого нужна гражданская или хоть какая-нибудь война, нужно как минимум двенадцать фронтов..." "Белополяки нужны!" - кричал закосевший Тихонов. "О, идиот, - прерывал я его, - вечно ты ляпнешь! Ты блестящий теоретик, Вадим, твои тезисы мы прибили к нашим сердцам, - но как доходит до дела, ты говно-говном! Ну, зачем тебе, дураку, белополяки ?.." "Да разве я спорю! - сдавался Тихонов. -Как будто они мне больше нужны, чем вам! Норвегия так Норвегия..."
Впопыхах и в азарте все как-то забыли, что та уже двадцать лет состоит в НАТО, и Владик Цаский уже бежал на ларионовский почтамт, с пачкой открыток и писем. Одно письмо было адресовано королю Норвегии Улафу с объявлением войны и уведомлением о вручении. Другое письмо - вернее, даже не письмо, а чистый лист, запечатанный в конверте, - было отправлено генералу Франко: пусть он увидит в этом грозящий перст, старая шпала, пусть побелеет, как этот лист, одряхлевший разъ...й-каудильо!.. От премьера Гарольда Вильсона мы потребовали совсем немного: убери, премьер, свою дурацкую канонерку из залива Акаба, а дальше поступай по произволению... И, наконец, четвертое письмо - Владисласу Гомулке, мы писали ему: Ты, Владислав Гомулка, имеешь полное и неотъемлемое право на Польский Коридор, а вот Юзеф Циранкевич не имеет на Польский Коридор ни малейшего права...
И послали четыре открытки: Аббе Эбану, Моше Даяну, генералу Сухарто и Александру Дубчеку. Все четыре открытки были очень красивые, с виньеточками и желудями. Пусть, мол, порадуются ребята, может они нас, губошлепы, признают за это субъектами международного права...
Никто в эту ночь не спал. Всех захватил энтузиазм, все глядели в небо, ждали норвежских бомб, открытия магазинов и интервенции, и воображали себе, как будет рад Владислав Гомулка и как будет рвать на себе волосы Юзеф Циранкевич...