Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

asriyan

ПОЧТИ ВСЕРЬЕЗ

Сдается мне, что вместо плановых выборов президента на Майдане пройдет гей-парад.
Возможно - совмещенный с маршем ветеранов СС. Для пущего плюрализму.

КУЛЬТПОХОД

Хорошие люди напомнили – сегодня годовщина смерти Лосева. Я-то к философу отношусь сложно, уж точно – не фэн… Но подумал, что Азу Алибековну, у которой в свое время учился, и любовь и благодарность сохранил навсегда, сто лет не видел... Она еще в те годы доказывала мне, что, чем херней заниматься, ехал бы я лучше в Афины учить греческий, ибо заниматься классической филологией я просто обязан… Сейчас думаю – может, и права была))) Но к тому времени, как организовала она первую группу в Афины – началось, как писал Гайдар-Самый-Старший, «веселое время», забил я на учебу и понесся историю творить…

В общем, сходил.

К началу малость опоздал – что естественно, ибо до рассвета вдумчиво и с удовольствием выпивал с правильными людьми, а такое редко бывает. Опоздав, в переполненный зал сразу не попал, сидел до времени в предбаннике, что оказалось благом – если бы сразу публику разглядел, ушел бы сразу, и просветления бы не случилось. Но сидел я вовне, слушал речи невидимых мне выступающих, обращенные к невидимому мне залу и медленно охуевал. Я, как уже сказано выше, к Лосеву отношусь сложно, но масштаб есть масштаб. И казалось мне - по неистребимому, надо полагать, простодушию – что люди, приглашенные выступать на юбилейном вечере, должны тянуться, на цыпочки вставать, пытаться хоть слегка соответствовать… Ничуть не бывало. Простые такие немолодые ребята от философии просто так и незамысловато рассуждали на тему, какой А.Ф. был заебатый, и как ему большевики-пидарасы жить мешали. Один из выступающих даже самодельный стих зачитал. Лосеву, естессно, посвященный. Стих начинался фразой: «Сойди, Эйдос!» Дальше на протяжении двенадцати строк перечислялось около двадцати общеизвестных философов, каждого из которых автор лаконично призывал совершить какое-либо действие: сойти, снизойти, приподняться, призадуматься, отсосать…

К этому времени я, уже изрядно заинтригованный, в зал просочился. Как бы это зрелище описать… Ну, представьте себе среднее сегодняшнее поэтическое читалище. Ну, когда сидят три десятка нынешних «поэтов», и слушают полдюжины других «поэтов» – сегодня их очередь… А теперь представьте их же – но постаревших еще на двадцать лет. Вот, оно самое…

Была, правда, в зале единственная сексапильная юница, но, судя по остервенению в бросаемых вокруг взглядах, дитятко было приволочено сюда против воли научным руководителем, и думало только о том, когда же эта бодяга закончится…

Из бесед:

«- Ну, теперь ты понял, что я не Иннокентий?
- Ага.
- А то ведь есть и третий Иннокентий!»

«- Тейяр де Шарден…
(непонимание на лице собеседника)
- Ну, философ такой французский!
- Ааа!
- Вот он на Пасху умер!
- «Умер» – плохое слово! Надо говорить – «ушел»! Или лучше – «поднялся»!
- Ну, да, к небу поднялся…»

На простом русском это называется «доебались до мышей»… С философией всегда так бывает, но чтобы так стремительно… Двадцать лет ведь всего прошло…

К Азе Алибековне так и не подошел. Сидит очень уже немолодая женщина, из последних сил улыбается всем этим недотыкомкам, надписывает книги, явно, как та юница, ждет, когда это все закончится… Ну, хоть на те три минуты, которые мне причитались, я ей вечер сократил…

Под конец особо избранных гостей приглашали посидеть в «Му-му». Меня, почему-то, тоже пригласили. Не то обознались, не то решили для представительности включить – чтобы была представлена хоть одна биологически полноценная особь. Если бы пухлогубую студентку тоже позвали – я бы, может, даже на «Му-му» согласился… Но дите высокомерно проигнорировали – а я, соответственно, в ужасе слинял похмеляться.

Тихо ушел, почти на цыпочках. Никому слова не сказал, ни одной шуточки не отпустил. Грешно убогих обижать…

Вот, собственно, и все.
Морали не будет.
Просто странно все и хуево.

ЗА ТЕХ, КОГО НЕТ С НАМИ

Когда-то, пишучи про затерянных в веках юзеров, мучавшихся в отсутствие жж –
http://asriyan.livejournal.com/52840.html – совсем забыл упомянуть самого выдающегося. Разумеется, это юзер pascal. Помимо всего прочего, пребывающий в серьезной вражде с уже помянутым юзером montaiqne (в каждом третьем посте бедолагу подъелдыкивает). Ну вот где еще, кроме как здесь, может появиться такое, к примеру, рассуждение:

Тщеславие так укоренилось в сердце человеческом, что солдат, подмастерье, повар, крючник – все бахвалятся и желают заиметь почитателей; и даже философы этого хотят, и те, кто обличают тщеславие, желают похвал за то, что так хорошо об этом написали, и те, кто их читают, желают похвал за то, что это прочли; и я, пишущий эти слова, быть может, желаю того же, и, быть может, те, кто будут меня читать…

Ну да, ну да. ППКС, что называется. И безо всяких «быть может»…

ЗЫ. Жизнь не стоит на месте. За эти годы возникли и юзер montaiqne, и юзер kant… pascal – и тот есть. Потому и не выделяю – ткнет кто-нибудь, попадет в журнал к самозванцу…
Оно нам надо?

ЗЗЫ. И немедленно выпил.

(no subject)

Э-э-э...
Просто дара речи лишился.
А ведь выросло уже поколение людей, практически незнакомых со словосочетанием "догматизм и начетничество". Вот им для знакомства с предметом можно порекомендовать:

http://karaulov.livejournal.com/713665.html

А наивный автор тщетно пытается напомнить собеседникам, что голова служит не только для выкликания речевок, ею еще иногда думать можно...

"Прелесть, какие ощущения..."

ЛЮДИ ОДНОЙ ФРАЗЫ

Какое-то время назад в ленте промелькнул замечательный диалог. Кажется, кто-то из френдов (ну, вот вылетело, кто именно, ежели напомнят – вставлю) гневно разразился на предмет того, что вот если еще кто-нибудь при нем Григория Сковороду помянет… На удивленный вопрос, чем же ему так не угодил «самый неприкаянный и нищий//Изо всех государей Псалтыри»(Тарковский), автор уже спокойнее объяснил, что лично ему как раз Сковорода глубоко мил (не побоюсь этого слова – Сковорода ему по нраву!), но заебали всякие-разные, все познания которых сводятся к единственной знаменитой фразе с надгробья: «Мир ловил меня, но не поймал», каковую фразу означенные недоумки поминают к месту и не к месту.
Спич вызвал у меня горячее одобрение, хоть и молчаливое.
А чуть погодя подумалось, что список «людей одной фразы» велик и разнообразен.
Попадают туда по разным причинам. К примеру, хоть одну фразу, принадлежащую генералу Камброну, кроме последнего выкрика на поле Ватерлоо (хотя так до сих пор и не договорились – то ли это было велеречивое «Гвардия умирает, но не сдается!», то ли лаконичное «Merde!»), найдут разве что узкие специалисты по военной истории наполеоновской эпохи, да и то вряд ли. А про Гагарина и достаточно образованному человеку простительно знать только «Поехали» – он, вообще-то, другим занимался, о чем и знать надлежит.

Гораздо смешнее, когда и с этой единственной фразой не все в порядке – ну как с Галилеем, которому сакраментальное «А все-таки она вертится!» приписали сильно позжее.

Один из самых, на мой взгляд случаев, смешных случаев – это случай с Мерабом Мамардашвили.

О существовании философа Мамардашвили большая часть рассуждающей публики узнала в тот момент, когда остро-актуальным стало названного Мамардашвили не любить.
Ну, бывают такие чудеса – вдруг, раз в сто или двести лет, одно из модных суждений оказывается абсолютно верным. Привыкнуть к этому невозможно… да и незачем, пожалуй. На протяжении одной человеческой жизни дважды такие чудеса не случаются.
Так вот, философом Мераб Константинович был, на мой непрофессиональный взгляд, совершенно уникальным. Не, то, чтобы никаким… Никаких философов много, Мамардашвили – один. Второй такой был в Англии.
Читая – вернее, пытаясь читать – Мамардашвили (названия врезались – от глубокого изумления, надо полагать – «Метафизика свободы» да «Как я понимаю философию») чуть ли на каждой странице приходилось закрывать книгу, внимательно ее осматривать, перелистывать – не таиться ли где-нибудь поясняющая надпись мелким шрифтом: «С первым апреля», «Юмор», «Прикол», «Наебка»… Надписей не обнаруживалось. Книга открывалась снова. Но каждый очередной подход к снаряду приводил к тому же результату.
Там не содержалось глупых утверждений. Там не содержалось лжи, клеветы, подтасовок… То есть чтение вызывало не гнев, или там презрение. Оно вызывало священный трепет – ибо не содержалось там вообще ничего. Длинный утомительный пересказ общих мест, еще более длинные, утомительные – и абсолютно тривиальные – рефлексии по поводу изложенных общих мест, и еще более длинные, утомительные и тривиальные рефлексии по поводу собственных рефлексий.
Абсолютный и абсолютно равномерный белый шум. Ноль информации.
Единственный автор, который заставил меня испытать такое же головокружение – Исайя Берлин. Ах, простите – СЭР Исайя Берлин. Тот самый ахматовский «гость из будущего». Британский двойник нашего героя.
Сегодня, наверное, трудно понять тогдашнее ощущение рушащейся реальности. Сегодня публика привыкла к белому шуму – издают его, правда, не «философы», а «политологи» – в том числе активно не любящие Мамардашвили:))
Но в те травоядные времена такое изощренное издевательство на читателем встречалось только в материалах очередного съезда КПСС, и нормальный человек, в материалы эти не заглядывавший, был напрочь лишен иммунитета против агрессии этого рода.

Но прелесть ситуации заключалась в том, что подавляющее большинство «не любящих Мамардашвили» об этом и не подозревали! Как, впрочем, и сейчас не подозревают. Просто верили на слово старшим товарищам. А поскольку свою нелюбовь надо же хоть чем-то подкрепить, то подкреплялась она (и посейчас подкрепляется) единственной цитатой, от старших товарищей же услышанной:

ИСТИНА ПРЕВЫШЕ РОДИНЫ.

«Не любить Мамардашвили», собственно, и означает – глумливо произносить цитату и ухмыляться – нет, поняли, до чего кишлачный мыслитель додумался? Чистой воды ведь русофобия!!!

Т.е. бедный Мераб Константинович раз в жизни произнес вещь не только осмысленную, но и абсолютно бесспорную. Хоть и довольно банальную, да. Как мы уже говорили, такое даже с модой случается. И именно эту фразу и полагается «не любить».

Причем, казалось бы, надо всего лишь на минутку задуматься – а что означает отрицание примата Истины? На первый взгляд, возможно только два варианта:

1. «Истина есть. Но мы с моей страной – против Истины».

Вопроса – на чьей же стороне оказывается говорящий вместе со всей своей страной, уже не возникает – имя Врага Истины известно давно. Кроме всего прочего, в таком утверждении содержится и злостная клевета на собственную страну – поскольку ни одной страны, безусловно и поголовно принявшей сторону этого Врага, на сегодняшнем глобусе не наблюдается. (Есть подозрения, что некоторые из стертых с лица земли стран были именно такими, но это сейчас к делу не относится.)

2. «Никакой Истины нет. Есть маленькие частные правды, суть интересы. И правда-интерес моей страны мне дороже, чем равноправные правды-интересы других стран»

И такой вывод не менее прозрачен, чем первый. И даже незачем привлекать аналогии с американским «и ты прав, и ты прав, давайте лучше мы своих миротворцев между вами поставим». Просто утверждение «Истины нет» – старый и общеизвестный прием все того же Врага… Нет никаких вариантов. Ни «Сейчас Истина вместе с моей страной, а когда их пути разойдутся, то…», ни «Сейчас они немножечко разошлись, нам тут надо немножечко сомнительных дел поделать, а потом мы с Истиной, да в одном строю, да плечом к плечу, да рука об руку…»

Любая попытка обойти банальность о примате Истины неумолимо приводит в стан Врага.

Можно, конечно, вспомнить старое английское: «Права она или нет, но это моя страна»…
Вот только разница тут гигантская. Это утверждение по самой своей тональности обращено к чужим, к внешним. «С вами правоту-неправоту моей страны не обсуждаю, мы сами разберемся». Никаких черных месс, никаких клятв на гениталиях черного козла стоять на своем и коснеть в своей неправоте до скончания веков. Нет.
«Сами разберемся. Я знаю, что Истина есть, и если моя страна отклонилась от нее – я сам этим займусь. Но без посторонних»…

А самое страшное для «не любящих Мамардашвили» – что заменить фразу нечем.
Подите, найдите у Мамардашвили еще одну осмысленность. Ну-ну…

КНИЖЕЧКУ, ВОТ, ПОЛИСТАЛ...

"И Канта читывали, и Гегеля, и Андреева..."
Восторг.
Андреев через запятую с Кантом и Гегелем - это из серии "и мужа вашего, товарища Крупского,
тоже хорошо помню!"
Причем Андреева человек, несомненно, читал, цитатки вон приводит. А из Гегеля смог вспомнить только
"единство и борьбу противоположностей", которые любой пятиклассник отбарабанивает.
Из Канта, впрочем, и такого общеобразовательного минимума не воспроизвел.
Главная беда последней генерации фантастов - то, что они только фантастику и читали.
И Андреев тут вполне на месте: "Роза мира" - это ведь, в сущности, обычное фэнтези второго ряда.
Но при этом упорно стараются имитировать наличие если не образования, то хоть какой-никакой эрудиции.
И эпиграф из Вальтера Ратенау. Тоже, надо полагать, читывал:)
Ах, да, еще много Гребенщикова - ведь если "Кант и Гегель" - это галочка в графе "эрудиция", то
Гребенщиков - это, в их понимании, такая же галочка, но уже в графе "духовность".
Зато какие многостраничные рассуждение о добре и зле, о природе свободы и сущности тоталитаризма!
С апломбом и простодушием папуаса, закончившего миссионерскую школу.
Ну и, разумеется, главная интеллигентская сексуальная фантазия - выкрасть Сталина из 38-го и перекинуть
в сегодня, где он станет бомжом, прислуживающим на задворках дешевой едальни, кланяющимся прохожим за
подаренный рубль. Интересно, в процессе написания этих страничек дрочил либеральный вьюнош на клавиатуру,
или титаническим усилием воли все же воздержался?
Странно, впрочем, было бы ожидать чего-либо другого - человек из последнего призыва семинара
Бориса Стругацкого. Кстати, вполне себе миссионерская школа.
По плодам их...
Нет, наверное, такие вот, концом Хайнлайна вскормленные, шеломами Стругацких вспоенные, тоже имеют
право на существование. Люди всякие нужны... Вот только при таком диагнозе - суди, дружок, не выше сапога.
Тень, знай свое место.
Фамилию опускаю, бо слишком много чести.

КСТАТИ

Привет Пирогову от Бруно:
«Вот, значит, никогда не обоготворялись сами по себе крокодилы, петухи, лук, РЕПА, но боги и божество в крокодилах, петухах и прочем…» «Изгнание торжествующего зверя», 1584.
http://www.countries.ru/library/renesans/vzritbruno.htm
Так всегда – воинствующий антисциентизм в хорошее общество не приведет…